Обновлено 21.12.2020 18:20 Автор: Admin 15.12.2010 09:49

Печать

Святитель Геннадий, архиепископ Новгородский

17 декабря

Святитель Геннадий, архиепископ Новгородский (†1505), происходил из рода Гонзовых и был, по свидетельству современников, "муж сановитый, умный, добродетельный и сведущий в Священном Писании". Первоначальное послушание проходил в Валаамской обители, под духовным руководством преподобного Савватия Соловецкого. С 1472 г. – архимандрит Чудова монастыря в Москве.

В 1479–1481 гг. архимандрит Геннадий вместе с Вассианом, архиепископом Ростовским, а затем с его преемником Иоасафом безстрашно вставал на защиту древнего устава в возникшем споре о хождении "посолонь" при освящении нового храма. (Спор возник в связи с чином освящения Успенского собора в Москве.)

12 декабря 1484 г. архимандрит Геннадий был посвящен в архиепископа Новгородского. Это было опаснейшее время в истории Русской Церкви. Тайные иудейские проповедники, приехавшие под видом торговцев, врачей и т.п. в Новгород, еще с 1470 г. начали тайно сеять в православном духовенстве плевелы антихристианской ереси жидовствующих.

Они, под руководством медика-иудея Схарии, отрицали Святую Троицу, хуля Сына Божия и Святаго Духа. Они отвергали Божество Спасителя и Его воплощение, отрицали Второе пришествие Христово и Его Страшный суд. Еретики отвергали апостольские и святоотеческие писания и все христианские догматы, отрицали церковные установления: таинства, иерархию, посты, праздники, храмы, иконопочитание, совершали кощунственные "обряды" поругания икон. Распространение этой ереси иудеи начали с выискивания в Церкви нравственно нездоровых клириков: содомитов, пьяниц, сребролюбцев, блудников, которых вовлекали в свой круг.

Борьба с такими жидовствующими клириками стала главным предметом архипастырской деятельности свт. Геннадия. О ереси "жидовствующих" святитель писал извещательные грамоты к Великому Князю Иоанну III, московскому митрополиту Зосиме (тайному еретику), и ко многим епископам, убеждая их требовать безотлагательного созыва Собора и самого строгого суда над еретиками:

«Наказание им не должно быть равным с явными еретиками: явного еретика люди опасаются, а от этих как убережешься? Ведь они называют себя христианами и не обличают себя пред разумными, а вот глупого – съедят. За это им подобает двойная казнь и проклятие. О вере же нам заповедано ни прибавлять, ни убавлять, по апостолу: "Но если бы даже мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, чтó мы благовествовали вам, да будет анафема" (Гал. 1:8)... Собор же надо учинить лишь для того, чтобы казнить еретиков... Ведь еретики мне приносили полное покаяние, брали епитимью – и, оставя все то, сбежали... Да не плошайте, станьте крепко, чтоб не обратился на нас Божий гнев как на человекоугодников, предающих Христа вместе с Иудой! Ведь они иконы колют, режут, ругаются над Христом – а мы им угождаем да действуем по их воле. Однозначно требуется наказать и проклясть».

Проведя розыск, святитель с глубокой скорбью убедился, что опасность угрожает не только местному, новгородскому благочестию, но и самой столице Православия – Москве, куда еще в 1480 г. переехали вожди жидовствующих. В сентябре 1487 года свт. Геннадий направил в Москву, митрополиту Геронтию, все розыскное дело в подлиннике вместе со списком обнаруженных им богоотступников и с их писаниями. Свт. Геннадий добился созыва собора в 1490 г. для соборного отлучения жидовствующих.

Однако тайным еретиком в то время был уже и только что возведенный (с 1490 г.) в сан первоиерарха митрополит Зосима, содомит и пьяница, защитивший еретиков от строго наказания – они были лишь сосланы. По словам историка Н.И. Костомарова, «Зосима недолго мог скрываться. Ревнители благочестия скоро разгадали его, соблазнились его поведением, его двусмысленными выходками, о которых слух расходился в народе, и стали обличать его. Митрополит, прежде проповедовавший милость ко всем, теперь сам стал жаловаться Великому князю на своих врагов, и Великий князь подверг некоторых заточению». Но после того как прп. Иосиф Волоцкий обратился к епископату со смелым призывом прогнать еретика и с запрещением испрашивать у лжемитрополита благословения («учите все православное христианство, чтоб не приходили к этому скверному отступнику за благословением»), против Зосимы поднялась вся Церковь. Решением Собора 1494 г. бывший митрополит сослан был сначала в Симонов, а потом в Троицкий монастырь "на исправление". В этом сказалось личное доброе отношение к нему Иоанна III, основанное на лести, потому и низложен был Зосима не за ересь, в которой его обвиняли, а за пьянство и нерадение о Церкви. Такая мягкость объяснялась тем, что у жидовствующих нашлись влиятельные заступники, ибо ересь проникла и в окружение Великого князя: в жидовствование были совращены невестка Великого Князя Елена и дьяк Федор Курицын.
Наконец, в декабре 1504 г. состоялся в Москве новый Собор на жидовствующих, на котором присутствовал сам Государь. Прп. Иосиф Волоцкий был главным обличителем еретиков. Они были не только преданы церковному проклятию, но и осуждены на основании Градского закона. Одни из них, виновнейшие, – Иван Волк Курицын, Димитрий Коноплев и Иван Максимов были сожжены в клетке 27 декабря в Москве; другие сожжены потом в Новгороде: Некрас Рукавов, которому предварительно урезали язык, архимандрит Кассиан с братом и еще многие; а через двадцать дней после первой казни скончалась в темнице и жидовствующая княгиня Елена. Столь решительные меры побудили к устрашению и покаянию и прочих еретиков, которых отправили в заточение, а искренне раскаявшихся разослали по монастырям.

Девятнадцать лет продолжалась борьба свт. Геннадия и прп. Иосифа с опаснейшей попыткой противников Православия изменить весь ход истории Русской Церкви и Русского государства. По словам прп. Иосифа Волоцкого, «сей архиепископ, быв пущен на злодейственные еретики, устремился на них, яко лев, из чащи Божественных Писании и красных гор пророческих и апостольских учений». Трудами святых исповедников борьба увенчалась победой Православия. Этому способствовали меры святителя Геннадия по изучению и уточнению переводов Библии. Поскольку еретики прибегали к намеренно искаженным текстам ветхозаветных книг, отличным от принятых Православной Церковью, архиепископ Геннадий взял на себя огромный труд – привести в единый свод исправные списки Священного Писания.

До того времени библейские книги переписывались на Руси, по примеру Византии, не в виде целого свода, а отдельными частями – Пятикнижия или Восьмикнижия, Царств, Притчей и других учительных книг; Псалтири, Пророков, Евангелия и Апостола. При этом переписчиками и ранее допускались случайные погрешности, а жидовствующие начали подвергать священные книги и намеренной порче. Об этом со скорбью писал святитель Геннадий в послании архиепископу Иоасафу: «Жидове еретическое предание держат – псалмы Давидова или пророчества испревращали».

Доходило и до прямых подлогов. Один из них описывает А. Нечволодов: «Во время управления русской митрополией Филиппом I с 1464 по 1474 года, какой-то иудей Феодор, прибыв в Московское государство, по всем вероятиям, из Литвы, крестился и так повел свои дела, что митрополит поручил ему, как знающему иудейский язык, перевести на славянский Псалтырь, что тот и сделал. Псалтырь эта сохранилась в собрании рукописей Кирилло-Бело-зерского монастыря [на 1913 г. – Ред.] и по новейшим исследованиям наших ученых оказывается Иудейской молитвенной книгою "Махазор", причем, по словам одного из исследователей, М.Н. Сперанского, "ни в одном из псалмов нет пророчеств о Христе", которых так много в истинной псалтыри, так как Феодор жид, "фанатически преданный иудейству" перевел вовсе не псалтырь Давида, а молитвы иудейские, употребляемые при богослужении, в которых ярко просвечивает иудейская оппозиция (неприязнь) учению о троичности лиц Божества». (Из книги А. Нечволодова "Сказания о Русской земле")

И вот, собрав вокруг себя ученых, тружеников-библеистов, святитель Геннадий объединил все книги Священного Писания в едином своде, благословил вновь перевести с латинского языка те из книг, которые не были им обретены в рукописном предании славянской Библии. Так в 1499 г. на Руси вышел первый полный свод Священного Писания на славянском языке  "Геннадиевская Библия", как ее почтительно называют по имени составителя, которая стала неотъемлемым звеном в преемственности славянского перевода Слова Божия. От Боговдохновенного перевода Священного Писания святых равноапостольных Кирилла и Мефодия (863–885), чрез Библию свт. Геннадия (1499) и воспроизводящую ее первопечатную Острожскую Библию (1581), Церковь сохранила неизменным славянское библейское предание вплоть до так называемой "Елизаветинской Библии" (1751) и всех последующих печатных изданий.

Наряду с подготовкой Библии, круг церковных книжников при архиепископе Геннадии вел большую литературную работу: была составлена "Четвертая Новгородская летопись", доведенная до 1496 г., переведены, исправлены и переписаны многочисленные рукописные книги.

Память о святителе Геннадии сохраняется и в другом его труде на благо Православной Церкви. В конце XV в. века над русскими умами тяготела грозная мысль о скорой кончине міра, которой ждали по истечении седьмой тысячи лет от сотворения міра в 1492 г. Потому  на Руси не осмеливались продолжить составление пасхалии далее 1491 г. В сентябре 1491 г. архиерейский Собор Русской Церкви в Москве, при участии свт. Геннадия, определил: "Написать Пасхалию на осьмую тысячу лет". 27 ноября 1492 г. митрополит Зосима "на Москве изложил соборне пасхалию на 20 лет", а свт. Геннадий окончил составление своей пасхалии, которая, в отличие от митрополичьей, была продолжена на 70 лет, и, рассылая по епархиям одобренную Собором принятую пасхалию на 20 лет, присоединил к ней и свою. В Богословском толковании пасхалии, основанном на Слове Божием и свидетельстве святых отцов, святитель писал: «Не скончания міра страшиться подобает, но ждать пришествия Христова на всякое время. Сколько благоволит Бог стоять міру, столько продлится и обхождение времен». Времена устроены Творцом не для Себя, но для человека: «Да разумеет человек времен премену, чтет своея жизни конец». О сроках же свершения творения Божия «никто же весть, ни Ангелы, ни паки Сын, но токмо Отец». Потому святые отцы, наитием Духа Святого, изложили міротворный круг именно как "круг": «Сие учиниша коловратно, не имуще конца». Так нетрезвым прельщениям о исчислении сроков святитель противопоставил освященный Церковью путь постоянного духовного трезвения. По правилам работы с пасхалией, утвержденным святым Геннадием, позже, в 1539 г., при архиепископе Новгородском Макарии, была составлена пасхалия и на всю восьмую тысячу лет.

Кроме известных посланий митрополитам Зосиме и Симону, архиепископу Иоасафу, епископам Нифонту и Прохору, послания к Собору 1490 г., архиепископ Геннадий написал церковный "Уставец" и "Предание инокам", живущим по уставу скитского жития. Оставив архипастырское служение, с 1504 г. святитель жил на покое в Чудовом монастыре, где мирно отошел ко Господу 4 декабря 1505 г. Святые мощи архиепископа Геннадия были положены в храме Чуда святого Архангела Михаила в Хонех, в том месте, где покоились до того мощи особо чтимого им святителя Алексия, митрополита Московского. Память святителя Геннадия творится также в 3-ю Неделю по Пятидесятнице, в день, когда Святая Церковь вспоминает всех святых, в Новгороде просиявших.

http://www.rusidea.org