.. Новости Интервью К 25-летию возрождения монашеской жизни в Сретенском монастыре

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

НА ПОЛЬЗУ И НА РАДОСТЬ ЦЕРКВИ!

К 25-летию возрождения монашеской жизни в Сретенском монастыре

22.02.19

В этом году четверть века, как в Сретенскую обитель вернулись монахи и некогда прославленный монастырь начал свою новую историю. Рассказывают те, кому за эти годы монастырь тоже стал родным.

«Здесь я всегда чувствую любовь братии и могу спокойно молиться за богослужениями»

Архиепископ Берлинский и Германский Марк:

– Кратко сказать, Сретенский монастырь я называю своим домом в Москве. Еще короче, Сретенский монастырь – это для нас отец Тихон.

С отцом Тихоном мы знакомы были еще задолго до его монашества, когда он мирянином приезжал в наш монастырь в Мюнхене; здесь он познакомился с нашей издательской деятельностью – монастырской типографией и вообще нашей монастырской жизнью. Много и обширно общались мы с ним. Тогда еще Георгий Шевкунов, он познакомился и с нашими старшими прихожанами, старыми эмигрантами; впрочем, и с недавно приехавшими тоже. Именно с отцом Тихоном мы стали развивать мысли об объединении двух частей Русской Церкви: Московского Патриархата и Зарубежной Церкви. Нами он был послан к митрополиту Лавру для дальнейшего развития этих мыслей, которое завершилось в 2007 году.


На этом фоне было естественно, что мы – представители РПЦЗ – в Москве прежде всего причалили к Сретенскому монастырю. Открытое сердце отца Тихона открыло к нам и сердца его братии, и мы в этом монастыре всегда чувствовали, что этот монастырь «наш». С тех пор прошло больше десяти лет, и во все мои приезды в Москву я неизменно останавливаюсь именно в Сретенском монастыре, потому что здесь я всегда чувствую любовь братии и могу спокойно молиться за богослужениями. Теплое отношение братии ко мне сохранилось и после перевода ныне уже митрополита Тихона на Псковскую кафедру. Но Сретенский монастырь остается для меня «своим», и молю Бога, чтобы это не изменилось до конца моих дней.


Хочу отметить также, что раньше мы посылали продукцию нашей монастырской типографии в Россию, но теперь мы с большой радостью получаем издания, выпущенные Сретенским монастырем.


Я высоко ценю подвиг Сретенской братии в миссионерской деятельности. Не один клирик нашей епархии окончил Сретенскую семинарию.


Нас объединили святые новомученики


Протоиерей Николай Артемов, ключарь кафедрального собора святых Новомучеников и Исповедников Российских (Мюнхен, Германия):


– Сказанное владыкой Марком – это наше общее, ведь все это мы переживали вместе и часто бывали вместе в Сретенском монастыре, были свидетелями его роста. Да, именно здесь родилась идея и высказаны летом 2000 года первые слова о возможности выявления единства Русской Церкви, поскольку не было верным воинственное слово «раскол» для того внешнего размежевания, которое было необходимо в долгую эпоху безбожия на Родине. Поэтому вдвоем с отцом Тихоном мы поехали к владыке Лавру летом 2003 года. А владыка Лавр потом точно так же, как и мы, «чувствовал себя дома» в Сретенском.


Именно здесь родилась идея и высказаны летом 2000 года первые слова о возможности единства Русской Церкви

Вспоминаю, как тогда еще послушник Георгий Шевкунов посещал нас. Был у нас дома, в семье, когда дочки мои были еще маленькими девочками. Это было связано с 1000-летием Крещения Руси, с созданием фильма о почитании Божией Матери в России и в Баварии. В нашем мюнхенском соборе (тогда еще в центре Мюнхена, в арендуемом нами зале) будущий отец Тихон снимал на видеокамеру старшую сестру прихода Викторию Григорьевну Мондич, говорившую о любви к Пречистой перед большой копией Тихвинской иконы Божией Матери.


В повествование фильма отец Тихон решился тогда включить также и большую нашу писаную икону святых Новомучеников Российских, которые были прославлены в Русской Православной Церкви Заграницей в 1981 году и которым впоследствии был посвящен наш новый кафедральный собор на юге города. Кадр, проходя сверху вниз, останавливался на Царской Семье. Думаю, что нас объединили святые новомученики: теперь и у вас есть собор на Лубянке, великое освящение которого происходило за неполный месяц до освящения мюнхенского собора по окончании в нем росписи. А озвучкой в нашем соборе руководил, кстати, не кто иной, как иеромонах Лука из Сретенского монастыря.


Жил я в Сретенском монастыре, когда в 2002 году организовывалась «Вторая конференция по истории Русской Церкви», посвященная выяснению наших позиций и сближению (отец Тихон был и на первой таковой, устроенной нами в Венгрии), а также в 2004-м, когда удостоился присутствовать при возвращении оригинала Тихвинской иконы Богоматери в Россию. Так издалека тянутся, переплетаются многочисленные соединяющие нас со Сретенским монастырем нити.


Еще отмечу: отец Тихон на книжной ярмарке во Франкфурте рассказывал, что, увидев наш печатный цех в Мюнхенской обители и наше маленькое издательское дело, он тогда еще, 30 лет назад, решил про себя, что, если появится такая возможность в России, он немедленно займется книгоиздательством. У нас-то все осталось таким же скромным, а в России трудами той братии, которую отец и ныне владыка Тихон собрал и вырастил, дело Сретенского издательства разрослось – да еще как! – на пользу и на радость Церкви!


А в заключение еще и семейное: любимое место молитвы моей младшей дочери, когда она жила в Москве, был храм Сретенского монастыря. Туда они ходили вместе с будущим моим зятем – ныне уже протодиаконом. И не случайно дочка их наречена Татьяной – в честь царевны-мученицы, а сынок их – Иларион.


Владыка Тихон отдал монастырь Богу

 

Архиепископ Верейский Амвросий, викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси, ректор Московской духовной академии и семинарии:


‒ На нашем жизненном пути встречается очень много чудес. Источником чудес, конечно, является Сам Бог. Но Господь в этом мире действует через людей, творит благо руками избранных. Таким человеком, который стоял у истоков возрождения Сретенского монастыря, был прежде всего, конечно, отец Иоанн (Крестьянкин): это его руки благословляли молодого тогда еще иеромонаха Тихона (Шевкунова). Батюшка Иоанн воодушевил его сначала на возрождение подворья Псково-Печерской обители, а потом уже подворье стало ставропигиальным Сретенским монастырем.


Я пришел в монастырь в 2000 году. Тогда уже был построен корпус для братии, обустроена трапезная, действовал небольшой древний храм Сретения Владимирской иконы Божией Матери. Тогда у монастыря была маленькая-маленькая территория, очень тесная. Ее с одной стороны прижимали здания ФСБ, с другой – наседала французская школа, на месте нынешнего нового храма Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Церкви Русской стоял дом наместника, административные здания, в которых размещалось издательство и другие многочисленные проекты обители. Конечно, монахам было некуда выйти, потому что это центр Москвы, шумно, тут-то и дышать практически нечем было, тем более когда еще не было такого роскошного сада, который пусть тоже сейчас невелик, но все-таки дает душе какое-то отдохновение. Тогда даже визуально все было как-то ужато. После Троице-Сергиевой Лавры казалось, что тебя в какой-то мешок каменный поместили, и ты теперь тут живешь, еле дышишь…


И вот эти задумки владыки Тихона стали былью! Тут важны и вера, и молитва, и административный талант

У нынешнего владыки Тихона были, конечно, очень большие планы. Помню, как он по вечерам приглашал меня к себе и делился, бывало, своими воспоминаниями о Псково-Печерском монастыре, о встречах там со старцами, в первую очередь, конечно, с отцом Иоанном (Крестьянкиным)… И тут же он начинал рассказывать о том, что еще хотел бы сделать в будущем. На тот момент все его слова представлялись не более чем красивой сказкой, утопией, фантазией… Однако прошло какое-то отнюдь не протяженное время, и все эти сказки стали былью! Тут важны и вера, и молитва, и административный талант (у апостола Павла дар управления перечисляется в числе прочих даров Святаго Духа – см.: 1 Кор. 12: 28), и не в последнюю очередь – доверие очень многих людей.


На пространстве Русской Православной Церкви именно Сретенский монастырь стал таким зримым и правильным средоточием настоящего и прошлого: активная миссионерская позиция не только владыки Тихона, но и всей братии, не только воплощается в развивающихся просветительских инициативах, но и кристаллизовалась в таком светлом и торжественном по молитвенному настроению соборе-памятнике подвигу Новомучеников и Исповедников Церкви Русской, которые страдали, подвергались пыткам, распределялись здесь в лагеря, а кто-то и принял тут, на Лубянке, свою мученическую смерть. Именно в этом месте, одно только название которого некогда устрашало всех, здесь, где немыслимо было в течение десятилетий говорить о Боге, о церковном возрождении, вдруг аки цвет процвел – живой, наполненный молитвой храм нашим новомученикам, и одновременно ‒ это место, где их имена для многих оживают, где их образы становятся родными, своими, где чувствуется их присутствие. Люди здесь на экскурсиях впервые знакомятся с самыми близкими к нам по времени святыми.


Имена новомучеников тут оживают, их образы становятся родными, своими, чувствуется их присутствие

Неслучайно, когда я только еще пришел в Сретенский монастырь, то, будучи воодушевленным идеями отца Матфея (Мормыля) о соборных песнопениях Новомученикам и Исповедникам Церкви Русской, которыми мы занимались накануне прославления этого собора, ‒ первым диском хора Сретенского монастыря, нами выпущенном, стал как раз диск с песнопениями в память новомучеников и исповедников! У нас тогда это было просто непреодолимое желание: первым кому отдать дань памяти? безусловно, новомученикам! Здесь, на Лубянке, иного выбора просто быть не могло! Кому петь? Конечно, новомученикам. Чей подвиг воспевать? Их мученическую смерть за Христа! Это сонм святых, который до конца еще не понят, не изучен, не открыт. Он раскрывается не только человеческим усилием, а по воле Божией Промыслом Его всеблагим. Точно так же, как с течением времени помощью и благословением Господним была возрождена Сретенская обитель. Сегодня ее доминантой является огромный красивый храм, но и замечательная, разместившаяся рядом духовная семинария.


Братия, которая все эти 25 лет несла вместе с отцом наместником труды, тоже заслуживает глубочайшей благодарности и благоговения. Потому что жить в центре Москвы, в постоянной пробке, где при загазованности воздуха трудно даже толком отдышаться, ютиться на маленьком-маленьком кусочке земли ‒ это подвиг. Может быть, больший подвиг, чем уйти в леса, где по крайней мере чистый воздух и хорошие экологические условия.


В заключение вспомню вот что. Еще когда запись хоров осуществлялась не на электронные носители, а на такие маленькие бобины, и потом эти бобины разматывались, пленка мастерски прямо ножницами кромсалась на нужные фрагменты и после вручную склеивалась звукорежиссером, хор Троице-Сергиевой Лавры однажды настолько великолепно спел произведение, особенно одну наиболее сложную его часть, которая никак раньше ни у кого не получалась, что все обратили на это внимание! Но случилось непоправимое: звукорежиссер вырезал эту часть, чтобы приклеить к предыдущему куску, и просто ее потерял! Сколько он ни искал пропажу – поиски не увенчались успехом. И умудренный отец Матфей (Мормыль) тогда сказал: «Наверное, так было нужно, чтобы самое лучшее было отдано Богу, чтобы мы просто не привязывались к этому…»


Сегодня, через четверть века своего наместничества, владыка Тихон отдал монастырь Богу. По-человечески я это очень хорошо понимаю: сердце привязывается и к людям, и к делу, оторвать это все от сердца очень тяжело, но, может быть, в этом и состоит самый большой подвиг – чтобы то, что ты создал огромными усилиями, бессонными ночами, молитвами, слезами, переживаниями, было не твое, а было ‒ через других ‒ Божие. И дай Бог, чтобы мы, взирая на итоги 25-летнего возрождения Сретенского монастыря, тоже понимали, что ни к чему, даже самому хорошему и правильному, сердце монаха привязываться не должно. Все в нашей жизни и мы сами принадлежим Богу.


Благодарим Господа за такое доброе соседство!


Игумения Викторина (Перминова), настоятельница Богородице-Рождественского ставропигиального женского монастыря:


– 25 лет наш тихий монастырь существует рядом с прекрасной Сретенской обителью и ее подвижническим братством, молитвы которого мы всегда чувствуем, как и доброе отношение ее бывшего наместника митрополита Псковского и Порховского Тихона. Благодарим Господа за такое доброе соседство!


Сретенский монастырь и наша обитель начали возрождаться почти одновременно. И в первые годы один из старейших насельников монастыря игумен Киприан (Партс) с братией заказывали в нашей обители просфоры для богослужений. Заказы были очень большими, поскольку богомольцы Сретенской обители всегда были многочисленными. И у нас, и в Сретенском монастыре службы совершаются ежедневно, и не по одной в день. Поэтому мы не всегда могли выполнить заказ. Тогда братия Сретенского монастыря создала собственную просфорню. Отец Киприан с братией так замечательно поставили дело, что пекут просфоры намного лучше нас и теперь нередко выручают нас самих, за что мы им очень благодарны.


Клир нашего монастыря небольшой. Во время особо торжественных архиерейских и патриарших богослужений, а также при возникающей необходимости Сретенская обитель всегда присылает к нам послужить кого-то из братии в священном сане.


Нам памятно принесение в Сретенскую обитель из Третьяковской галереи Владимирской иконы Божией Матери в 1995 году, когда сестры и прихожане нашей обители приходили поклониться чудотворному образу. После поклонения святыне они долго хранили в своих сердцах благодатное чувство, а кому-то это паломничество изменило жизнь, привело к покаянию и исправлению.


Можно вспомнить и о том, что на святом месте, где стоит Сретенский монастырь и где впервые встречали Владимирскую икону в 1395 году, среди встречавших чудотворный образ был сын основательницы нашего монастыря княгини Марии Серпуховской (в схиме Марфы) князь Владимир Андреевич Храбрый, организовавший оборону столицы в тяжелую годину нашествия Тамерлана.


По-особому переживалось и прославление и перенесение в Сретенский монастырь мощей священномученика Илариона (Троицкого), архиепископа Верейского. Запомнилась благодатная, благоговейная атмосфера этого торжества. Чувствовалось, что святой новомученик как бы желал передать всем присутствующим частичку духа Христова, которым он жил, поделиться своим духовным богатством: христианской любовью, духовным мужеством, принятием воли Божией, православной церковностью. И впоследствии каждое богослужение рядом с его мощами было памятным. Мне запомнилось одно из них – патриаршее богослужение 28 декабря 2005 года, во время которого у меня было какое-то скорбное предчувствие. В то же время предстательство священномученика укрепляло, и на душе было мирно. А на следующий день отошел ко Господу духовник нашего монастыря протоиерей Борис Николаев, за свою веру прошедший испытания в заключении, в тюрьмах и лагерях. И мне очень памятна поддержка святого, которому эти страдания были близки. Мы чтим священномученика Илариона и очень рады, что Сретенская обитель подарила нам частичку его святых мощей.


Святость и благочестивая жизнь – не книжная, а реальная – вот она, рядом с нами

Когда в Сретенском монастыре проводились секции Международных Рождественских чтений или конференции, мы всегда рады были бывать в уютном зале семинарии, вход в который предваряют изображения предстоящих Господу святых и подвижников благочестия нашего времени. Это очень воодушевляет, потому что святость и благочестивая жизнь – не книжная, а реальная – вот она, рядом с нами. И это возможно и для каждого: была бы решимость.


Мы сопереживали и сорадовались грандиозному строительству храма в честь Воскресения Христова и Новомучеников и Исповедников Российских. Это чудо происходило буквально на наших глазах. Этот уникальный храм, ставший жемчужиной нашей столицы, виден из нашей обители. Мы смотрим на него, молитвенно обращаемся к святым новомученикам и радуемся.


Неоднократно сестры обители бывали в Сретенском монастыре, и отец Киприан проводил для них беседы-экскурсии. Он показывал им новый возведенный храм – верхний и нижний крестильный (храм Сретения Владимирской иконы сестры знают и любят уже давно), семинарию с ее аудиториями, рассказывал много интересного и об историческом прошлом обители, и об ее возрождении, и об учебном процессе в семинарии. А Высокопреосвященнейший владыка Тихон подарил сестрам свою книгу «Несвятые святые». Также на экскурсии в Сретенском монастыре побывали наши прихожане и молодежь.


Нам очень дороги те духовные и молитвенные связи, которые соединяют нас со Сретенским монастырем и продолжаются до настоящего времени. Искренне желаем братству обители помощи Божией в их служении Господу и духовном окормлении верующих Первопрестольного града!

Подготовила Ольга Орлова

https://monastery.ru