.. Новости Интервью Литургия

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Всех объединяет литургия, совместная молитва

{mosimage}Протоиерей Николай Соколов - один из самых уважаемых пастырей Москвы, потомок семей Соколовых и Пестовых, хранивших церковные традиции в непростые советские годы, настоятель храма при Третьяковской галерее и духовник Олимпийской сборной России. В беседе с корреспондентом "ТД" он делится своим опытом созидания приходской общины.
 

- Отец Николай, как складывалась община Вашего храма?

- О том, чтобы храм стал действующим, хлопотали сотрудники Третьяковской галереи, они же изначально составили основу приходской общины.

Святейший Патриарх Алексий обговорил этот вопрос с ныне покойным генеральным директором галереи Юрием Константиновичем Королевым и принял решение сделать храм. А меня назначили настоятелем. Стояла задача сделать так, чтобы в храме шла церковная жизнь, совершались богослужения, и одновременно он оставался частью Третьяковской галереи. Посещать храм могли все, но членами т.н. «двадцатки», т.е. инициативной группы прихода, имели право быть только сотрудники галереи и еще несколько прихожан, которые помнили храм до закрытия: дети и внуки отца Ильи Четверухина (был перед закрытием храма в 1929 г., ныне канонизирован как священномученик). Первое время служить было невозможно:  храм был разрушен, зияли дыры; ни окон, ни дверей - ничего не было. Ко времени открытия прошло 7 лет, как отсюда выехала галерея, и церковь оставалась никому не нужной и совершенно покинутой. Далее...

Стоял еще вопрос о том,  чтобы открыть в храме концертный зал. Я был против концертов вообще и допускал только возможность исполнения духовной музыки (а капелла), как это принято в православии.  Юрий Константинович тогда сказал: «Надеюсь, мы с Вами найдем общий язык в этом отношении».

- И как, нашли?

-Нашли. К сожалению, с ним не пришлось долго работать. Вскоре после того, как он познакомился с нашей общиной, мы служили первый молебен 19 декабря 1992 г. Мороз стоял - 19 градусов, все были в шапках.

А уже через несколько дней Юрий Константинович скончался от инсульта, и я по послушанию его отпевал.

Сейчас храм продолжает жить как часть галереи. Слава Богу, мы понимаем друг друга очень хорошо. Время начала и окончания богослужений мы согласовываем с дирекцией, остальное время храм функционирует как один из залов Третьяковки. На  Рождество и Пасху для нас делают исключение: разрешают проводить ночные службы.

- А если говорить о Вашей общине в целом, а не только о «двадцатке». Как люди стали приходить в этот храм? Что Вы, настоятель,  делали, чтобы люди передружились между собой?

- Община складывалась как бы из нескольких храмов Москвы. Я сам, когда был диаконом,  первое время служил в Патриархии, в храме Владимирской иконы Божьей Матери. И часть людей, с которыми мы работали в Патриархии, сейчас ходят сюда.

Потом меня назначили на Ваганьково, там я служил несколько лет и  в 86-89 г.г., еще при советской власти, образовал одну из первых воскресных школ для детей в Москве. Пока я там работал, эту школу посетили около 500  человек. Мы тогда часто ездили в паломничества, многие нам помогали. Приезжал даже Митрополит всея Америки и Канады Феодосий и очень удивлялся тому, что тут молодежь занимается просвещением и есть воскресная школа. Наш детский хор спел в 1993 г. в Татьянин день, кстати, на литургии, когда Патриарх впервые служил в Успенском соборе Кремля. Для детского хора спеть патриаршую литургию - настоящий подвиг! Все, слава Богу. прошло без промахов, дирижировала моя матушка...

И вот второй  поток людей. которые ходят в храм Святителя Николая - это те, кто вместе со мной пришли с Ваганькова. Через год после моего назначения начались серьезные ремонтные работы, стали прокладывать коммуникации, и находиться в храме стало невозможно.

Школа занималась под лестницей, в помещениях галереи, в лекционном зале... У меня в галерее была комнатка, там я исповедовал, служил молебны. А литургии мы временно перешли служить в храм Спаса Преображения в Тушине, где служил мой покойный брат, протоиерей Федор. Тушинский храм тогда тоже восстанавливался, так что мы и его поднимали практически из руин.

Вместе пробыли года 2-3, многие там примкнули к нашему приходу, а потом,  когда в 2000 г. Господь забрал брата к себе, практически вся его паства перешла ко мне.

Многие приходили, чтобы послушать наш хор, которым руководит Алексей Александрович Пузаков, и оставались. Кстати, это первый хор, который был взят на госбюджет. Он так и называется: «Камерный государственный хор при Третьяковской галерее».

Сам я окончил Консерваторию, и многие профессора и те, кто со мной учился, тоже пришли тоже сюда.

И еще часть людей - из храма святых мучеников Адриана и Натальи, там,  в котором  почти 50 лет служил мой отец, священник Владимир Соколов.

Сейчас многие из прежних прихожан умерли, кто-то переехал, но к нам  приходит много разных, новых людей.

- Но община же все равно существует?

- Остается костяк общины - в основном те, кто работает в галерее или в храме. Потом, у  нас, слава Богу, сейчас на хорошем уровне воскресная школа - для взрослых и детей. Учащиеся совершают паломнические поездки, в основном - с руководителем школы. Федором Алексеевичем Куприяновым. А когда есть возможность, вместе с ними езжу и я...

- А еще община издает приходскую газету - «Толмачевский листок»...

- Да! Сначала мы печатали наше расписание, а на обратной стороне - какую-нибудь заметочку. А потом постепенно из этого листочка «выросла»  маленькая газетка. В основном это заслуга Федора Алексеевича Куприянова и его коллектива.  Пишут наши постоянные посетители храма, прихожане и просто те, кто интересуются. Я только редактирую, смотрю, иногда делаю какие-то правки или что-то рекомендую.  Материалы посвящены храму, святыням, особенно Владимирской иконе, и истории России и Церкви. Еще перепечатываем отрывки из творений Отцов Церкви.

- В апостольские времена у членов христианской общины было общее имущество, жили все вместе. А что такое община в Москве? Что объединяет людей в общины современном городе?

- Община в Москве, на мой взгляд, формируется под влиянием личности настоятеля. Есть общины, в которые объединяются  «по интересам», например, любители археологии или искусства. У нас, например,  многие прихожане связаны с музейной или общественной деятельностью, например, с разными фондами.  Много тех, кто хочет получить утешение около великой святыни - Владимирской иконы. Т.е. все наши прихожане - это очень разные люди.

К сожалению, у нас нет общих трапез, потому что нет для этого помещения. Фактически, как и должно быть, центр нашей общинной жизни - Евхаристия. Чаще всего мы встречаемся на богослужениях. Всех объединяет литургия, совместная молитва, и это очень правильно.

Источник: www.taday.ru