.. Новости Интервью ЗНАЧИМЫЕ СОБЫТИЯ В МОЕЙ ЖИЗНИ СВЯЗАНЫ С ПЕЧОРАМИ

ЗНАЧИМЫЕ СОБЫТИЯ В МОЕЙ ЖИЗНИ СВЯЗАНЫ С ПЕЧОРАМИ

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

ПРОТОИЕРЕЙ ВЛАДИМИР ВИГИЛЯНСКИЙ: «ЗНАЧИМЫЕ СОБЫТИЯ В МОЕЙ ЖИЗНИ СВЯЗАНЫ С ПЕЧОРАМИ»

13.09.19

В марте в Печорах прошли XXI Корнилиевские православные образовательные чтения, в которых принял участие настоятель храма св. мц. Татианы, что при МГУ, протоиерей Владимир Вигилянский – член Союза писателей и Союза журналистов России, пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Не одно десятилетие отец Владимир приезжает в Псково-Печерскую обитель, и иеромонах Никон (Горохов) попросил поделиться его воспоминаниями о первом паломничестве в Печоры.

– Отец Владимир, как вы познакомились с монастырем?

– Впервые в обитель я приехал ровно 36 лет назад, на память преподобномученика Корнилия. А привез нас сюда вместе с моей супругой Олесей игумен Зинон (Теодор).

Мы познакомились с ним на похоронах старца архимандрита Серафима (Тяпочкина). Отец Зинон был пострижеником вашей обители, но потом переехал в Троице-Сергиеву Лавру. Когда мы с ним познакомились, то у него был такой период жизни, когда он мечтал вернуться в Печоры. Мы от него впервые узнали о монастыре и попросили взять нас с собой.

 

 

– Каково было первое впечатление?


– Приехали мы поездом Москва–Таллин, который приходил на станцию в 6 утра. Печоры встретили нас страшным холодом. Термометр показывал –25, а через какое-то время и –30 градусов. В начале марта такие морозы – это редкость большая, но в 1983 году так и было.


Вокзал был довольно далеко от города, в то время такси не было, а автобуса надо было ждать целый час. Отца Зинона встречала какая-то монахиня, они решили идти до города пешком, и мы к ним присоединились. Это оказалось очень тяжелым испытанием: одеты мы были легко и страшно замерзли. Согреться смогли только у печки в Никольском храме, где шла ранняя служба. Вскоре ко мне подошел монах и попросил помочь в просфорне: «Понимаете, завтра праздник, сегодня всенощная, а к завтрашнему дню нужно много просфор – без помощников не обойтись». Отца Зинона не было, чтобы спросить, и я решил, что помогу. Надо сказать, что в то время я только начинал воцерковляться, и мне было интересно всё.


Пекли мы просфоры целые сутки с перерывами, и на всё это время я оказался выключен из обыденной жизни и введен в особый внутренний мир обители. Работа в просфорне была как на конвейере: печки не хватало, приходилось печь в несколько этапов. Сутки пришлось жить на просфорне. Помощников было много, приходили еще и местные жители, всего человек 20. Вечером меня даже отпустили в храм на акафист.

 

– Получилось ли в первый приезд встретиться с кем-либо из старцев?


– Да, ведь отец Зинон нас взял с собой еще и поэтому. Мы хотели попасть на прием или к отцу Иоанну, или к отцу Адриану. Отец Иоанн был в отъезде, а отец Адриан принял нас. У жены было много вопросов к старцу, а у меня особенно ничего и не было.


Архимандрит Адриан, неожиданно для нас самих, сказал: «Ну что же вы приехали из Москвы по таким вопросам? У вас там есть наш постриженик – отец Зинон, вот к нему и обращайтесь». И таким образом от старца мы получили наставника в период нашего воцерковления. Отец Зинон сыграл очень большую роль в нашей будущей жизни.


– А как же его работа в Даниловом монастыре?


– Данилов монастырь – это командировка отца Зинона из Лавры, которая длилась два года. Он вернулся в Печоры в 1985 году, а в 1986-м был закончен иконостас Корнилиевского храма.


– А с нашим митрополитом Тихоном вы тоже познакомились в Печорах?


– Мы были знакомы, потому что он часто приходил к отцу Зинону. Но общение наше было довольно коротким. По-настоящему мы подружились в 1986 году. Так получилось, что мы в одном купе возвращались из Печор в Москву и проговорили с ним всю ночь. Нынешний владыка Тихон тогда был вызван на работу в Издательский отдел к митрополиту Питириму и приезжал в монастырь забрать свои вещи.

 

– А потом какое-то время вы и в Сретенском монастыре служили?


– Да, на этом печорская история не заканчивается. Когда мне настала необходимость рукополагаться, то по указу Святейшего Патриарха Алексия II я стал клириком именно Московского подворья Псково-Печерского монастыря (так тогда еще числился Сретенский монастырь).


Получается, что я почти клирик Псково-Печерской обители! Рукополагали меня 14 февраля 1995 года ради Белорусского подворья (которое было открыто только через 20 лет). А временно благословили служить в Сретенском монастыре. Позже встал вопрос о втором священнике в Татианинский храм, и меня направили туда.


А когда 20 лет назад отец Тихон открывал Сретенскую семинарию, то сразу же пригласил меня преподавать там. Что я до сих пор и делаю.


Вот так и получается, что значимые события в моей жизни так или иначе связаны с Псково-Печерской обителью и ее незабвенными старцами.


С протоиереем Владимиром Вигилянским

беседовал иеромонах Никон (Горохов)


13 мая 2019 г.

http://www.pravoslavie.ru