.. Новости Интервью Они молились Петру и Февронии: кто-то привел жениха – а кто-то ушел в монастырь

Они молились Петру и Февронии: кто-то привел жениха – а кто-то ушел в монастырь

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Они молились Петру и Февронии: кто-то привел жениха – а кто-то ушел в монастырь

09.07.18

«В наш храм ходила женщина за сорок. Скромная, тихая, научный сотрудник. Молилась перед иконой святых Петра и Февронии. Делилась, что просит, чтобы Господь столкнул ее с суженым нос об нос. И вот однажды привела жениха...» Зачем молиться Петру и Февронии Муромским, как в царском храме образ этих святых стал почитаем, при чем здесь День семьи, любви и верности, рассказывает исполняющий обязанности настоятеля храма Вознесения Господня (Малого) на Большой Никитской протоиерей Алексий Круглик.

В будние дни притвор храма буквально завален футлярами с музыкальными инструментами: струнные, духовые, папки с партитурами. Учащие и учащиеся консерватории забегают помолиться перед выступлениями, после концертов, поставить свечку святым покровителям театрального искусства, музыки и поэзии.

Сразу при входе в храм, справа в углу, висят две иконы, написанные в 2015 году специально для этого храма. Преподобный Иоанн Кукузель, мученица Кикилия Римская, мученики Порфирий и Ардалион – имена этих святых, может быть, не так широко известны, но музыканты и актеры в буквальном смысле проторили дорожку к этим иконам. А нынешний настоятель обдумывает, как умудриться и построить на небольшом пятачке в центре Москвы место для хранения музыкальных инструментов захожан и прихожан.

 

 



Вообще этот приход известен в Москве знатокам и ценителям церковного пения – в здешнем хоре всегда пели студенты и выпускники консерватории, других музыкальных вузов, знатоки редких и непростых для исполнения песнопений.


Посреди правого придела Вознесенского храма стоит большая купель для взрослых, построенная еще в 90-е годы ХХ века. Она появилась почти сразу после возвращения храма РПЦ. Вообще, купель для взрослых – изобретение предпоследнего столетия. Начиная с ХII века на Руси крестили только младенцев, взрослые не нуждались в купелях, и даже позже, когда, например, происходило присоединение Средней Азии, взрослые массово принимали крещение в реках.


“Взрослые” купели стали повсеместно появляться после широко отмеченного тысячелетия Крещения Руси, когда в Церковь буквально хлынула волна желающих принять крещение. Правда, не все храмы имели возможность построить отдельные баптистерии, некоторые маленькие церквушки в центре города, как Малое Вознесение, ограничились возведением купели прямо в храмовом пространстве.




На праздник Крещения в храм массово приходят погружаться в купель. Здесь даже установлен женский (18 января) и мужской (19 января) день, когда во внебогослужебное время желающие погружаются в купель за неимением иордани в центре города.


Но куда чаще в этот старинный храм приходят поклониться иконе святых Петра и Февронии. По воскресеньям перед образом муромских святых служится молебен с акафистом, а сразу после него проходят приходского клуба «На Никитской», сюда приходят люди всех возрастов – в основном, ищущие свою половину, но и семейные – поговорить со священником, и единомышленниками за чашкой чая с угощениями. Накануне в социальных сетях обязательно появляется традиционная запись с анонсом темы: “После перерыва состоится долгожданная молодежная встреча. Приглашаем всех желающих принять участие в молебне с акафистом святым Петру и Февронии Муромским, начало в 17 часов, начало встречи – по окончании молебна”.


8 июля, в воскресенье, в день памяти этих святых в храме будет большой праздник с концертом, мастер-классами, лекциями, благотворительной лотереей. Впрочем, как и каждый год.




К нам ходят тещи, свекрови, женщины с детьми и без

– Как случилось, что икона Петра и Февронии стала одной из почитаемых в вашем храме?


– Сложно сказать. Вообще, наш храм был построен по обету в честь венчания на царство царя Федора Иоанновича. С течением времени слово “венчальный” в массовом сознании превратилось в некий признак храма, в котором должна быть святыня, покровительствующая венчанию самих людей. Согласно некоторым сведениям, до революции в храме была икона Петра и Февронии. Причем об этом мы узнали, когда такая икона появилась у нас в 90-е годы.


Первый наш настоятель протоиерей Геннадий Огрызков очень почитал этих святых угодников и попросил в монастыре в Муроме частицу святых мощей, чтобы вложить в икону. С этого времени образ, написанный неизвестным иконописцем, находится на почетном месте. Я точно знаю, что в начале девяностых годов подобных икон в Москве не было.


Сначала мы служили перед иконой время от времени молебны. А потом неожиданно к нам стали стекаться люди, у которых возникали проблемы с семьей, с отношениями, с замужеством. К этому времени уже прошли венчания красоты ради.


– По-моему, такие венчания и по сей день не редкость.


– Что вы, их в разы меньше. Сейчас и повенчаться-то намного сложнее. Надо пройти беседу со священником, с катехизатором, исповедаться, причаститься, убедиться, что этот шаг обдуман и серьезен. Не многие этого хотят, а без такого подхода Церковь не желает совершать таинство.


Вы не представляете, какой бум был в 90-е годы. В храмах одновременно венчали по пять пар. А в Богоявленском соборе по десять пар одновременно, да еще в несколько заходов. Прошел слух о том, что храм наш “венчальный”, и венчаний в Малом Вознесении было ну очень много.


Со временем у нас сложились особые формы почитания муромских святых. Помимо молебна, который стали служить раз в неделю перед иконой, на ектеньях добавили специальные прошения о тех, кто собирается вступить в брак, о тех, у кого есть проблемы в семье, о рождении детей и даже о рождении внуков. Все семейные проблемы постарались охватить в этих прошениях. А потом по Москве из уст в уста стала передаваться весть о храме, в котором молятся о семье.




После молебнов священники обычно оставались на пару часов и лично говорили с людьми. Но когда людей стало приходить не просто много, а очень много, мы поняли, что нужны семейные встречи, где желающие могли бы задать вопросы, посоветоваться. Стали устраивать чаепития с беседами в трапезной.


Сначала ходила исключительно молодежь, а потом присоединились и семейные люди, и те, кто семью потерял, и те, у кого в семье проблемы. К нам стали ходить все, включая тещ, свекровей, женщин с детьми и без.

Так организовался клуб Петра и Февронии, а встречи стали еженедельными, за исключением двунадесятых праздников и Великого поста. Мы расширили круг тем, стали приглашать психологов и говорить не только о мужчинах, женщинах, отношениях, воспитании, сохранении любви, стали читать лекции по литургике, музыке, иконописи, вообще искусству, освещаем новые документы, которые касаются брака и венчания, в надежде, что такой ликбез позволит людям обдуманно подходить к вопросу вступления в брак, отношениям между мужчинами и женщинами.


Что говорить, мне самому регулярно приходится отправлять людей подумать о том, кого они берут себе в восприемники (крестные) или в супруги.


– А что не так с крестными или супругами? Кого считаю нужным, того и выбираю, главное, чтобы человек был воцерковлен, разве не так?


– Помимо незрелого отношения молодоженов к венчанию, непонимания того, что это благословение Божие на брак, помимо восприемников, порой надевающих крест только на крещение, у нас были случаи, когда, родители приводили например, двух мужчин – одного называли “крестным”, а другого “крестной”. Или двое мужчин приходили венчаться. Мне не всегда понятны мотивы: всерьез ли они хотят повенчаться или это чистой воды провокация, чтобы породить скандал или прецедент. Словом, мы вынуждены и беседы, и встречи проводить, чтобы люди знали о нашем отношении.


После реконструкции улиц очень многие полюбили гулять пешком по центру столицы, к тому же много появилось экскурсий по Москве и число захожан в разы возросло. Так что наши петрофевроньевские встречи на самом деле востребованы и популярны.


Почитание Петра и Февронии в нашем храме ничем и никем навязано не было

– Я понимаю – “венчальный храм”, всплеск моды на религиозность, “венчание красоты ради”. Но как все это вдруг превратилось в масштабное почитание двух святых? Не кажется ли вам, что это нечто искусственное, навязанное всем нам в 2008 году?


– В нашем храме икона муромских святых висела с начала девяностых годов. Потом для образа сделали прекрасный киот, в котором специально отвели место для размещения свидетельств благодарности за чудеса, которые массово происходили по молитвам людей. Кто-то обрел семью, у кого-то устроились и разрешились отношения в семье, у кого-то дети родились. Мы сами не заметили, как икона стала вторым центром храма.И для многих священников, которые здесь служили и служат, очевидно, что икона не просто так появилась. Саму церковь закладывал при вступлении на престол царь Федор Иоаннович с царицей Ириной, которых уже позже за их праведную жизнь уподобляли Петру и Февронии. Их так же, как муромских святых, пытались развести бояре, их коснулись и недовольство, и смута, и они так же до самой смерти остались верны друг другу. Когда царь Федор умер, Ирина Годунова ушла в монастырь, где скончалась пять лет спустя.


Я не согласен с вами, что мы создаем культ или что государство нам предлагает его создать. Для того, чтобы День семьи, любви и верности был установлен в 2008 году, двумя годами ранее в Муроме по инициативе властей собрали несколько десятков тысяч подписей под обращением об установлении всероссийского дня супружеской любви и семейного счастья. Предлагалось приурочить его ко дню памяти муромских святых Петра и Февронии, как образца супружества.


Согласитесь, в истории мало людей, которые были прославлены семьями. Бывает мужчина прославлен, бывает женщина, но чтобы вместе, одновременно, безоговорочно, почти сразу после кончины – это исключительный случай, редкость.

Так что выбраны эти святые были совсем не случайно.


Просто поверьте, почитание святых Петра и Февронии в нашем храме ничем и никем навязано не было. Это произошло стихийно. Это в буквальном смысле слова чудо Божие. Мы не ожидали, что будет такой невероятный поток людей. Устраивая еженедельные молебны с акафистом, добавляя возгласы на ектеньях во время литургии, мы скорее откликнулись на запросы верующих, на их тревоги, чаяния, научаясь вместе молиться этим святым.


– Выходит, Христа недостаточно, и для того, чтобы было благополучие в семье, нужно еще к каким-то дополнительным святым обращаться?


– Вполне достаточно, но, с другой стороны, не зря же святые прославлены Богом. Не зря мы помним о знаменитых посмертных чудесах, когда тела Петра и Февронии, похороненные в разных могилах, оказывались в одной. Казалось бы, какая разница, где быть похороненными. Душа ушла к Богу, а тело воскреснет. Но совершается чудо, как свидетельство: раз были супругами при жизни, значит, есть воля Божия, чтобы они оказывались вместе и после кончины. Люди дивились этому. Стали просить у них помощи и заступления.


Почитание святых – это же не людское установление, а некая воля Божия, которая через чудеса являет нам, что рядом с нами, среди нас жили люди, которые сумели исполнить заповеди Божии, стали образцом исполнения этих заповедей. Священное Писание, учит никому не воздавать божеского поклонения, кроме Единого Истинного Бога, вместе с тем наставляет нас почитать святых: «Поминайте наставников ваших, которые проповедывали вам слово Божие, и, взирая на кончину их жизни, подражайте вере их» (Евр. 13:7). Никакой святой не загораживает нам Христа, но по-человечески помогает, убеждая, что и среди нас бывают святые, и мы можем такими стать, если захотим.


Кто-то приводит жениха – а кто-то уходит в монастырь

– В мегаполисе, несмотря на миллионы людей вокруг, создание семьи – большая проблема. Чтобы супружеская жизнь состоялась, чтобы нашелся единственный или единственная, кажется, горы нужно свернуть. Многие приходят к вам в храм, заказывают молебны перед иконой на месяц, на год, прося помощи в создании семьи. Но насколько это верно? Нет ли здесь риска позабыть о главной цели, ради которой мы все приходим в храм?


– Каждый из священников, служащий в нашем храме, может рассказать вам несколько историй из своей пастырской практики, которые связаны с почитанием Петра и Февронии, и о помощи, которая пришла по молитвам к ним.


На моей памяти был случай. В наш храм ходила молиться женщина. На тот момент ей было глубоко за сорок лет. Скромная, тихая, научный сотрудник. Она часто молилась перед иконой святых Петра и Февронии со словами: “Да будет воля Божия обо мне…” Всякий раз, общаясь со священником, жаловалась, мол, современные мужчины очень уж нерешительны, да и она стесняется знакомиться, тем более у нее такой возраст, хотя ей так хочется семью, детей. Делилась с духовником, что молится, чтобы Господь “столкнул ее с суженым нос об нос”. И вот однажды она привела жениха со словами: “Господь исполнил мою молитву”.


Дама она современная, передвигается по городу на машине, и как-то по дороге домой прямо на светофоре попала в аварию. Из машины, с которой она столкнулась, вышел человек средних лет и приятной наружности. Он не ругался, как обычно бывает, когда мужчины видят женщину за рулем, напротив, предложил помощь, признался, что сам виноват, превысил скорость. Готов помочь с ремонтом машины. Познакомились, вызвали ГАИ. Ждать ушли в кафе.


Приехавшая полиция долго не могла найти пострадавших, потому что эта пара, бросив машины, сидела, взявшись за руки, и говорила без остановки.

Только услышав настойчивый звук сирены, они вернулись к своим автомобилям. Сейчас моей прихожанке уже за 50 лет и с мужем они успели родить троих прекрасных детей. Оба говорят, что год у них идет за три. Мне кажется, если суждено, чтобы человек был женат, если он терпелив и добавляет: “Да будет воля Твоя”, брак состоится.


Но есть у меня и другая история. К нам в храм лет десять ходил парень. Мечтал встретить девушку, мечтал о семье, детях. Молился много и истово. А потом неожиданно умерли его престарелые родители, сам он был поздним ребенком. Погоревал-погоревал и вдруг открыл для себя, что создать семью – вообще не его удел. Не его судьба. И ушел в монастырь. Три года состоит послушником, в ближайшее время готовится принять постриг. Он счастлив в монашеской семье. Понял, что это то, что он на самом деле искал. По его молитве Господь открыл ему его собственный, правильный жизненный путь.Может быть, я повторюсь, но это стоит того.


Мы часто очень по-человечески, если хотите – приземленно, формируем свои просьбы к Богу. Нам постоянно от Него что-то нужно. Но правильнее всего не забывать смиренно добавлять: “Да будет воля Твоя”.



Храм Вознесения Господня, или “Малое Вознесение” на Большой Никитской появился в 1584 году. Его строительство было приурочено к восшествию на престол последнего Рюриковича – царя Федора Иоанновича. Деревянный храм был разобран в 1634 году. На его месте возведена каменная церковь, которая позже не раз из-за городских пожаров претерпевала перестройку.


После революции храм недолгое время функционировал. Окончательно был закрыт в 1937 году. Тогда же храм лишился колоколов и крестов и был превращен сначала в общежитие, а позже отдан под хозяйственные помещения реставрационной мастерской.


В 1991 году храм был возвращен РПЦ и 3 июня 1992 года вновь освящен. Настоятелем назначен протоиерей Геннадий Огрызков. Тогда же почетным настоятелем в течение двух лет являлся епископ Василий (Родзянко). С 1998 по 2014 год настоятелем храма являлся протоиерей Василий Строганов.

ДАРЬЯ РОЩЕНЯ , ЕФИМ ЭРИХМАН

https://www.pravmir.ru