.. Новости Интервью И в Африке, и в России

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

И В АФРИКЕ, И В РОССИИ ЖИЗНЬ ПРАВОСЛАВНОГО ПРИХОДА В ОСНОВНОМ СХОЖА

04.06.18

Беседа с настоятелем храма преподобного Сергия Радонежского в Йоханнесбурге (ЮАР) протоиереем Даниилом Луговым

Приход в честь преподобного Сергия, игумена Радонежского и всея России чудотворца, в г. Йоханнесбург в Южно-Африканской Республике был образован решением Священного Синода Русской Православной Церкви 29 декабря 1998 года.

Первоначально приход располагался в небольшом доме, где была устроена домовая церковь, в которой регулярно проходили службы. Первым настоятелем, назначенным Священным Синодом, стал преподаватель Санкт-Петербургской духовной академии протоиерей Сергий Рассказовский, который организовал приходскую общину, нашел подходящий участок земли для строительства будущего храма, а также организовал сбор средств для его приобретения. В сентябре 2000 года был приобретен участок земли в г. Мидранде, пригороде Йоханнесбурга, расположенном на полпути из Йоханнесбурга в Преторию.

 

 

В феврале 2000 года в ЮАР прибыл новоназначенный настоятель прихода иеромонах Филарет (Булеков) (ныне архимандрит, заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата), который начал строительство храма.


При помощи благотворителей из России и пожертвований многочисленных прихожан стараниями настоятеля прихода о. Филарета (Булекова) основные проектные работы по строительству храмового комплекса, включающему в себя храм, приходской центр и дом священника, были завершены к марту 2003 года.


2 марта 2003 года председатель ОВЦС митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси) в сослужении митрополита Йоханнесбургского и Преторийского Серафима (Александрийский Патриархат) совершил чин Великого освящения храма.


В октябре 2004 года настоятелем был назначен протоиерей Иоанн Лапидус. При нем была организована воскресная школа, для которой к приходскому центру было пристроено просторное помещение и оборудована детская площадка, создан клуб молодых мам, сайт храма, начались регулярные богослужения в Кейптауне и Дурбане. В период с 2007 по 2008 год группой иконописцев из Санкт-Петербургской академии художеств храм был расписан.


Сегодня настоятелем прихода является протоиерей Даниил Луговой. Отец Даниил родился 1 декабря 1976 года в городе Москве.


В 1994-м году окончил Московский лицей духовной культуры и поступил во второй класс Московской духовной семинарии, которую окончил в 1997-м году. Обучался в Московской духовной академии с 1997 по 2001 год. Во время обучения нес послушание в академическом хоре под управлением игумена Никифора (Кирзина) с 1994 по 1995 год. С сентября 1995 по март 2001 года нес послушание иподиакона Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. В 2002-м году был удостоен звания кандидата богословия за диссертацию на тему: «История Саввино-Сторожевского монастыря».


17 марта 2001 года был рукоположен в сан диакона Святейшим Патриархом Алексием II в Свято-Даниловом монастыре и определен Патриаршим указом штатным диаконом в храм Живоначальной Троицы в Конькове (Москва).


В мае 2002 г. указом Святейшего Патриарха Алексия II переведен в храм св. вмч. Екатерины на Всполье (Москва). 9 мая 2004 года был рукоположен в сан иерея архиепископом Орехово-Зуевским Алексием.


10 октября 2009 года определением Священного Синода Русской Православной Церкви назначен настоятелем храма преп. Сергия Радонежского г. Йоханнесбург, ЮАР.


Предлагаем вниманию читателей беседу с протоиереем Даниилом Луговым.


Путь к священническому служению


‒ Отец Даниил, вы были иподиаконом у Святейшего Патриарха Алексия II, расскажите немного об этой личности. Какую духовную роль Его Святейшество сыграл в вашем становлении?


‒ Я был крещен в детстве под стенами древнего Саввино-Сторожевского монастыря. Тогда знаменитая обитель была еще закрыта: в ее стенах находился Звенигородский историко-архитектурный и художественный музей. Крестивший нашу семью отец Иоанн Борисов через несколько лет ввел меня в алтарь, и я начал прислуживать в качестве алтарника. Можно сказать, что с этого момента и начался мой путь к священству, на котором мне посчастливилось встретиться с многими священнослужителями, каждый из которых оставил свой неповторимый след в моей душе. В те годы, после долгого периода гонений, открывались храмы, начинала возрождаться приходская жизнь. Постепенно во мне формировалось желание пойти по стопам моих духовных наставников и поступить после окончания школы в семинарию. Особую роль сыграл в этом протоиерей Владимир Чувикин. Последние годы перед поступлением в семинарию я нес послушание алтарника, чтеца, а затем певца в храме свт. Николая бывшего Николо-Перервинского монастыря.

 

Во время моего обучения в Московской духовной академии и семинарии я на протяжении пяти с половиной лет нес послушание иподиакона у Святейшего Патриарха Алексия II. Этот опыт многое дал мне как будущему священнослужителю, да и в человеческом плане тоже. Это позволило мне увидеть возрождение церковной жизни не только в Москве, но и почти на всем пространстве Русской Православной Церкви. Святейший Патриарх Алексий II для всех нас, иподиаконов, был примером любви, терпения, самоотдачи, осознания ответственности священнослужителя перед Богом и людьми. Когда он совершал богослужение, он весь отдавался служению. Есть такое понятие ‒ истовое совершение богослужения. Это сложно описать словами, но это можно увидеть и почувствовать. И у Святейшего Патриарха Алексия II это было. Молитвенно вспоминая Его Святейшество сейчас, стараюсь в меру моих скромных сил следовать его примеру.


В далекой Африке


‒ В 2009-м году определением Священного Синода Русской Православной Церкви вы были назначены настоятелем храма преподобного Сергия Радонежского г. Йоханнесбург в Южно-Африканской Республике. Как вы восприняли это назначение и как адаптировались на другом континенте?


 

Вопрос о личном восприятии назначения достаточно непростой. Вернее, на него нет однозначного ответа. Несомненно, было принятие решения священноначалия с надеждой   на благодатную помощь Божию, «немощная врачующую и оскудевающая восполняющую», как говорится в словах молитвы из таинства Рукоположения. С другой стороны, было и переживание о том, как устроится жизнь семьи на новом, столь отдаленном месте.


В январе 2010 года в Москве стояла настоящая зима – морозная и снежная. Тем ярче был контраст, когда мы оказались с семьей в ЮАР вскоре после моего назначения.


Процесс адаптации занял не один месяц. Нельзя сказать, что он проходил как-то сложно. Жизнь в Южной Африке познавалась через решение конкретных бытовых задач, которые вставали перед нами.

 


Многое было непривычно поначалу. Зимой – лето, летом – зима. На Новый год и Рождество Христово – не снег, а жара, яркое летнее солнце и голубое небо. Движение левостороннее. Помимо этого, мы столкнулись со строгой необходимостью соблюдения ряда правил личной безопасности. Такова уж современная действительность. В Йоханнесбурге взгляд везде цепляется за электрозаборы, уходя, надо не только гасить свет, как у себя дома в Москве, но и включать сигнализацию.


С другой стороны, ритм жизни намного спокойней, суеты и спешки меньше. Может быть, в результате этого отношения к жизни в ЮАР видишь вокруг себя больше дружелюбия и оптимизма. Кто-то может сказать, что это только внешние проявления, но иногда, увидев у незнакомого человека улыбку, как-то и сам ободряешься. К тому же это не совсем та Африка, которая рисуется воображению человека, живущего в северном полушарии. Климат комфортный, дороги и инфраструктура ‒ европейского уровня. Немного поездив по стране, мы увидели, что и электрозаборы не везде. Где-нибудь в небольшом городе можно увидеть заборы, которые можно запросто перешагнуть.


‒ Отец Даниил, с какими трудностями вы столкнулись на первых порах вашего служения в Африке?

 

‒ Благодаря трудам моих предшественников, в служении трудностей не было. Церковь была в прекрасном состоянии, со всей необходимой утварью. Хор пел, храм был наполнен молящимися.


Сложность была с пониманием английского языка на слух. Несмотря на то, что я его учил, имел небольшую разговорную практику, это оказалось не всегда просто. Тем более что в ЮАР существует несколько этнических групп, у каждой из которой свой акцент.


Приходскую жизнь осложняет отсутствие системы городского транспорта. Почти все белое население передвигается только на личном автотранспорте. Из-за этого у прихожан возникают сложности с посещением богослужений в будние дни, а также в вечернее время.


Расстояние в более чем 9000 км до Москвы сказывается на возможности обновлять приходскую библиотеку, закупать свечи и так далее, но Господь посылает периодически неравнодушных людей. С их помощью удается доставлять все необходимое для проведения служб и развития жизни прихода.


‒ Какое впечатление на вас произвела Южно-Африканская Республика – страна со сложной историей, прошедшая путь от апартеида до наших дней?

 

‒ Вы знаете, несмотря на несомненные сложности во взаимоотношениях разных групп населения, ЮАР удалось избежать сильных потрясений во время событий середины 1990-х годов. В то время состоялось успешная мирная передача власти от белых черному населению ЮАР. Южноафриканское общество называет себя «rainbow nation» – радужная нация. Несмотря на то, что все полоски цвета в радуге имеют четкое очертание, свой цвет, они вместе составляют единое, неделимое и гармоничное целое. Это прекрасный пример того, к чему надо стремиться не только южноафриканцам, но и любой стране мира.


‒ Хотелось бы узнать о ваших прихожанах: чем они занимаются, какие у вас традиции, насколько они отличаются от церковной жизни в Отечестве?

 

‒ И в Африке, и в России жизнь православного прихода в основном схожа. Одна из особенностей зарубежного прихода – его почти постоянный состав. Еще одна особенность в том, что до своего переезда многие люди не были воцерковлены и начали этот путь,   только оказавшись за рубежом.


В настоящее время в ЮАР проживает, по приблизительным оценкам, около 5000 русскоязычных людей. В основном это люди, приехавшие в 1990-х годах со всего пространства бывшего СССР. По своему составу диаспора очень разнообразна. Среди ее представителей можно встретить преподавателей, ученых, бизнесменов, музыкантов и многих других.

 


В Южной Африке нет русского культурного центра или другого места, где люди могли бы встретиться. Приезжая в ЮАР в короткую деловую поездку или надолго меняя место своего постоянного жительства, люди порой приходят именно в русский храм не только за духовной, но и за житейской, информационной поддержкой, в поиске ли работы или, наоборот, набирая сотрудников для своих новых проектов. Только что приехали люди или живут здесь давно – всем нужно человеческое теплое общение на родном языке, помощь словом и делом. В храме прп. Сергия Радонежского собираются люди не только для молитвы и участия в церковных таинствах, но и для того, чтобы вдали от Отечества разделить радость общения на своем родном языке, привить своим детям навыки русского языка и приобщить их к русской культуре. Здесь существует библиотека с самым большим на юге Африки собранием русскоязычной литературы, работает воскресная школа, проводятся праздничные концерты и культурные мероприятия.


 

‒ В вашей практике, были случаи, когда коренные африканцы переходили в Православие?


‒ Прежде всего, стоит отметить, что слово «африканец» или «южноафриканец» многозначно в этническом смысле. Если мы говорим о белых южноафриканцах, то они есть среди наших прихожан. Многие из них приняли Крещение в одном из греческих храмов Йоханнесбурга или Претории. Когда был открыт русский храм, то они стали членами прихода прп. Сергия Радонежского. За время моего нахождения здесь несколько раз переходили в Православие черные южноафриканцы. Как правило, это происходило, когда они женились на русских. Правда, вот потом они появляются крайне редко. Все-таки в силу протестантского воспитания вхождение в регулярную православную церковную жизнь дается не так просто.


Для англоязычных прихожан на каждой воскресной литургии я произношу несколько ектений и повторяю чтение Евангелия на английском языке, а раз в месяц совершаю литургию полностью на этом языке.


 

‒ Какова ментальность местного населения, как они воспринимают Священное Писание и жизнь Церкви?


‒ Южноафриканское общество во многом религиознее, например, европейцев. По статистике 6 из 10 (63%) человек молятся каждый день.


Тот факт, что большая часть населения является христианами, положительно сказывается на роли христианства в стране в целом. Четверо из пяти людей в рейтинге доверия государственным и общественным институтам ставят Христианскую Церковь на первое место, отводя последнее место полиции и профсоюзам.


Однако многие представители черного населения, являясь формально христианами, продолжают исповедовать традиционные африканские религии, следовать почитанию культа предков, местным обрядам и обычаям. В целом южноафриканское общество веротерпимо и не склонно к противопоставлению одной религии другой.


Когда южноафриканцы приходят к нам в храм, то прежде всего они поражаются позолоте на куполах, а затем отсутствию скамеек в храме и тому, что на протяжении всей службы мы стоим.

 

‒ Помимо прихода в Йоханнесбурге, вы также окормляете и церковные общины в других африканских странах. Как складывается жизнь этих общин, какие государства вам приходится посещать?


‒ Интересно, что православные есть везде. Порой поражает, как далеко может забросить человека. Фактически в каждом крупном африканском городе можно найти наших соотечественников. Так сложилось, что достаточно активные православные общины на настоящий момент образовались в южноафриканских городах Кейптауне, Дурбане и столице Намибии городе Виндхуке. Там регулярно проходят богослужения. В Кейптауне создан местный хор, православные намибийцы находятся на пути к его созданию. Был я также в Мозамбике и Зимбабве. Особенно колоритно проходило богослужение в столице Мозамбика городе Мапуту. Лето, очень влажно, жарко, двери в кафедральный греческий собор открыты, в храме звучит Херувимская песнь, а из соседнего здания, дворца бракосочетаний, бывшего приходского церковного дома, несется народное африканское пение, заглушающее небольшой церковный хор.

 

‒ Ваш Сергиевский приход находится в юрисдикции Александрийского Патриархата. Как складываются отношения с правящим архиереем и с Его Блаженством Папой и Патриархом Александрийским и всея Африки Феодором II, и часто ли они посещают ваш храм?


‒ Весь Африканский континент является канонической территорией Александрийской Православной Церкви. Нашим епархиальным архиереем является архиепископ Йоханнесбургский и Преторийский Дамаскин. Несколько раз в год он совершает богослужение в нашем храме. Ежегодно проводятся епархиальные собрания, в которых я также принимаю участие. На время моего служения здесь я формально являюсь клириком Йоханнесбургской епархии Александрийской Церкви. Неоднократно храм прп. Сергия Радонежского посещал ее глава – Папа и Патриарх Александрийский и всея Африки Феодор II. Он говорит на русском языке, любит Россию и русскую культуру, всегда с особой сердечной теплотой общается с нашими прихожанами.


 

‒ Помимо русскоязычного прихода, есть ли другие православные приходы в Йоханнесбурге и в других городах Южной Африки, и как у вас складываются отношения с их настоятелями?


‒ В настоящий момент на территории ЮАР существуют две епархии Александрийской Православной Церкви: Йоханнесбургская и Преторийская и Мыса Доброй Надежды. Также в центральной провинции Гаутенг, помимо русского православного храма прп. Сергия Радонежского, есть сербский, румынский и болгарский приходы. С их настоятелями я поддерживаю добрые, братские взаимоотношения. Мы встречаемся на общеепархиальных мероприятиях. Приглашаем друг друга на приходские праздники.


Интересно, что, когда в 1952-м г. в ЮАР был открыт приход Русской Православной Церкви Заграницей во имя св. кн. Владимира, большую его часть составляли сербы. Приход через 15 лет своего существования был закрыт, но с того времени русская и сербская диаспоры очень близки между собой.


‒ В 2018-м году исполняется 20-летие основания прихода преподобного Сергия Радонежского в Йоханнесбурге, как предполагается отметить эту знаменательную дату?

 

‒ В этом году мы с особенным чувством вспоминаем, как в определенный момент, а именно 20 лет назад, в 1998-м году, многие из оказавшихся в ЮАР русскоязычных людей осознали необходимость создания здесь православного прихода и строительства храма.


И вот теперь над южноафриканским городским пейзажем возвышаются золотые купола храма преподобного Сергия Радонежского – единственного русского храма в субэкваториальной Африке, куда приезжают люди не только из соседних городов, но и других стран.


Оборачиваясь назад, хотелось бы с благодарностью Богу, настоятелям, окормлявшим южноафриканскую паству, и всем прихожанам вспомнить все, что было сделано хорошего за эти годы, и организовать празднования этой памятной даты. Мы приурочим празднование к престольному празднику – дню памяти прп. Сергия Радонежского в октябре 2018 г. В нашем храме пройдут праздничные богослужения, которые по благословению Его Святейшества Святейшего Патриарха Кирилла возглавит архиепископ Венский и Будапештский Антоний, руководитель Управления Московской Патриархии по зарубежным учреждениям, пройдут концерты духовной музыки, будет организована мультимедийная выставка «Иконы из собрания Государственной Третьяковской галереи».


‒ Отец Даниил, благодарю вас за интересную беседу, что бы вы пожелали нашим читателям в преддверии Воскресения Христова?


‒ В свете приближающегося светлого праздника Воскресения Христова я хотел бы пожелать всем нам, несмотря на все проблемы, сложности и трагедии наших дней, хранить душевный мир, чтобы нам хватало сил не замыкать пасхальную радость на себе, своей семье, своем ближайшем окружении, но попытаться охватить ею всех ближних и дальних, продлить ее биение в нашем сердце за календарные границы праздника Пасхи Господней и попытаться освятить ею каждый день нашей жизни.


С протоиереем Даниилом Луговым

беседовал Василий Цупер

http://www.pravoslavie.ru