.. Новости Статьи Измученные увлечениями: как фитнес, ресторан и премьера доводят людей до депрессии

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Измученные увлечениями: как фитнес, ресторан и премьера доводят людей до депрессии

28.05.18

Мы не предлагаем ответ на вопрос как везде и во всем успеть. Как и не даем рецептов, чем лечить желание объять необъятное. С психологом Ольгой Красниковой говорим о том, для чего человеку иногда нужно опускать стоп-кран в своем нетерпеливом беге.

Вечер длинных выходных. Вестибюль столичного театра. Антракт. Трое молодых людей сидят за столиком, потягивая шампанское и кофе с пирожными. Двум девушкам и парню не больше двадцати пяти. Они модно одеты и пришли на громкую столичную премьеру. В перерыве не делятся впечатлениями о первом отделении. Они рассказывают друг другу, где успели побывать за день.

– Совершенно не выспались, –  говорит первая девушка о себе и своем женихе, – живем сейчас на даче. Чтобы приехать в Москву пришлось встать аж в 6 утра!

– Мне в пять. Тоже на даче. Но я еще и в два легла, – парирует собеседница.

– …Зато мы столько дел переделали. И по центру погуляли, и с друзьями встретились, и по магазинам пробежались. «Выберись из Бухенвальда» – это было что-то! Чуть не получили сердечный приступ на этом квесте. Не представляли успеем ли в театр вообще. Прям в последнюю секунду вбежали.

 

 

– …Такой же денек. Вообще, как обычно. Столько дел, столько дел. Еще эта ПРЕМЬЕРА, которая «че-то не вдохновляет».


– Хорошо выглядишь, надо сказать. И румянец такой персиковый. Платье изумрудное.


– Ну так приходится собирать себя в кучу… платье да, бархат. Надо же было ещё и переодеться успеть. Так что платье с собой…


Почему нам так надо все успеть

– Регулярно от многодетных мам слышу «как много надо успеть» и «как я устала». Это же звучит и от бездетных знакомых с формулировкой «как много я успела», но с некоторым восторгом – они успевают сделать множество приятных для себя вещей. Желание успеть все, объять жизнь по-максимуму с чем связано? Это юношеский максимализм, который затем трансформируется в гиперответственное отношение к воспитанию?


– Отчасти это явление можно связать с инфантилизмом. Представьте себе маленького ребёнка. Если ему дать пульт от телевизора и научить им пользоваться, то он станет смотреть мультики без перерыва. У него уже и глаза слипаются, под ложечкой от голода сосет, в туалет хочется, но он будет продолжать смотреть мультфильмы. Если будет гора конфет, он съест гору, даже если уже давно наелся.


У маленького ребёнка процессы возбуждения в мозге работают быстрее, чем процессы торможения. А его жизнью и мотивацией руководит принцип удовольствия.


Малышу сложно самому остановиться и оторваться от того, что доставляет удовольствие, у него еще нет ни чувства меры, ни понимания, что такое «вредно» и «полезно». Взрослый говорит: «стоп, хватит, у тебя глазки красные и диатез начался».


Когда дети увлекаются, рядом должен оказаться тот, кто остановит и научит как правильно. Когда человек вырастает, такого “взрослого” рядом может и не быть, зато неумение притормаживать может сохраниться. В этом случае говорят о некотором инфантилизме, но все-таки проблема «успеть все» сложнее.


– Так в чем же причина?


– Для многих современных молодых людей, да и не очень молодых, везде побывать и везде отметиться важнее, чем их собственное состояние.


Представьте, завтра будний день и вам идти на работу, а сегодня вы мало того, что обежали пол-Москвы, так ещё вечером отметились на премьере. Это значит, вернулись домой после спектакля в ночи в полном изнеможении. Очевидно, что утром вам будет сложно встать.


Получается, удовольствие от развлечения и зрелища, пусть прекрасного и высокодуховного, не принесет пользы, скорее вред. А плохое самочувствие, как правило, негативно сказывается на эффективности и качестве работы – начальство недовольно, да и совесть неспокойна – сами же себя до такого нерабочего состояния довели. Тем не менее «успеть все, побывать везде» для многих важнее, чем собственное здоровье, ощущение своего внутреннего мира.


И дело здесь вовсе не в инфантилизме, а в утрате личностью ощущения безусловной ценности собственной жизни. Увы, многие люди признают, что важнее жизни ничего нет, лишь в ситуации угрозы. В остальное время они редко задумываются об этом.


Когда же бытие само по себе перестает быть для человека чем-то ценным, происходит подмена. Ценность «быть» заменяется сверхценностью «иметь и делать».

Но вот в чем загвоздка «иметь и делать» не удовлетворяют глубинной потребности человека «быть».


Тогда появляются пресловутая жадность, ненасыщаемость – никогда нет ощущения «достаточно», нет благодарности за то, что есть, вместо этого – постоянный страх чего-то не успеть… главное, ощущение, будто от этой суеты зависит наша жизнь. Успеть, захватить, пережить все – это имитация полноты бытия.


Как привычка к насилию над собой переносится на удовольствие

– Предположим, что я возвращаюсь домой уставшая после театра, но зато мне есть что обсудить с коллегами утром. Могу поделиться впечатлениями, рассказать о том, какой замечательный или сложный был вечер. Разве это плохо?


– Если вы сами получили удовольствие и ваше здоровье не пострадало от «радостей жизни», то все в порядке. Это замечательно, когда у человека разнообразная, интересная и насыщенная жизнь. Но если в театр пошел уже уставший за день человек, то это совершенно другой разговор.


Никогда не задумывались, почему занятия в детском саду длятся 15-20 минут, а урок в школе 40 минут? Почему университетская пара длится час двадцать, а не полтора часа? Или консультация у большинства психологов – 50 минут. Неужели жалко добавить десять минут для ровного счета?


Оказывается, для каждого возраста и для каждой деятельности есть своя «норма внимания». Час двадцать – предельное время, когда взрослый человек может полноценно сконцентрироваться. На психологической консультации нагрузка не только интеллектуальная, но и эмоциональная, поэтому 50 минут – время наиболее эффективной работы, за которым следует спад. Собеседникам становится сложно удерживать внимание, сосредотачиваться на разговоре. Необходим перерыв, остановка, пауза. Хотя, конечно, продолжительность терапевтической сессии зависит еще и от подхода, в котором работает психолог.


Любые действия, которые требуют от человека серьезной концентрации внимания, не могут длиться вечно. Рано или поздно наши психофизиологические способности снижаются. То есть дело не в нашем желании или нежелании объять необъятное, а в человеческих возможностей.


Когда вы чувствуете усталость, это организм дает вам ясный сигнал: «Извини, ты как хочешь, но я больше не могу».


Заметьте, мы еще не начали говорить о том, что происходящее с нами нуждается в осмыслении, что важно дать себе время «переварить» увиденное и услышанное, иначе зачем пичкать себя всем подряд.


– Так почему же люди себя так в буквальном смысле насилуют, несмотря на то, что тяжело и много?


– Большинство наших соотечественников с детства привыкли к насилию над собой, к необходимости терпеть. Наша система воспитания была построена не на индивидуальном подходе, а на правилах, причем довольно специфических. Мы не к ребёнку подбираем метод воспитания, который учитывал бы его внутренний темп, возможности, ограничения. Мы живого ребёнка запихиваем в узкие рамки наших стереотипов.


Вспомните как нас в детстве кормили: «скушай ложечку за маму, за папу, за дедушку, за братика, за кошку Мусю». Грудного ребенка вы не накормите насильно. Он срыгнет. Ребенка постарше достаточно напугать (своё детсадовское прошлое припоминаете?) и он будет давиться, но есть.


И вот мы уже взрослые, но по-прежнему не можем сказать себе «стоп». Мы продолжаем запихивать в себя очередную «ложку». И каша-то вкусная, но наелся, а остановиться не можешь. Привычка «вписываться в рамки», делать что-то против собственной воли, усваивается, остаётся, переносится во взрослую жизнь. Человек терпит на автопилоте.

Да, это противоестественно, но очень привычно. Все же как-то справляются, значит и мне надо. Если я всего (а лучше еще больше!) не сделаю, везде не побываю, то я отстану, буду «не на высоте», не смогу соответствовать тренду, не получу достаточно «лайков» в соцсетях.




При этом человек может настолько эмоционально и физически истощиться, что перестает замечать, что давно не получает удовольствия ни от «конфет», ни от «мультиков», ни от театров с выставками, ни от общения с квестами. Привычка к насилию над собой переносится даже на удовольствие. Когда трудоголики изнуряют себя работой – это ещё можно хоть как-то понять и объяснить. Но когда женщина, например, оставила работу, чтобы, наконец, заняться тем, что любила, а через месяц пришла на прием к психологу со словами: «как я ненавижу эти танцы-фитнес-бассейн», то слышать это в некотором смысле даже страшно.


Человек купил дорогущий годовой абонемент и начал заставлять себя ходить почти на все занятия, причем без права выбора и отдыха. Почему? Потому что оплачено. Потому что договоренность. Потому что не могу подвести тренера. И еще множество «потому что».


Сегодня это типичная ситуация, когда на консультацию приходят совершенно изможденные не работой, а увлечениями и развлечениями люди, живущие как будто «для себя», но потерявшие радость и смысл того, что они делают. Как выясняется, даже любимыми делами можно себя изнасиловать.


Есть не такой яркий пример, но о том же. Рукодельница ловит себя на мысли: «глаза болят, сил нет, но вот этот рядочек закончу, вот этот цветочек довышиваю и тогда пойду спать». Хотя давно пора было остановиться.


Привыкли стоять в очередях и теперь боимся упустить возможность

– Остановиться, но для чего? Человек же получает удовольствие от своего хобби.


– Остановиться необходимо, чтобы глаза не болели. Такая вот простая причина. Остановиться, чтобы не вызвать у себя самого ощущение «переедания», когда уже слишком много и больше долго еще не захочется. Примеры с едой здесь самые доходчивые. Представьте, вы переели шоколада и уже не можете смотреть на него, не то, чтобы есть. Зачем же отбивать у себя желание к тому, что в небольших дозах так приятно и даже, может быть, полезно?


– Предположим, человек устал, признал это, решил отказаться от похода на премьеру. Но от окружающих слышит: “Напрасно. Там был Хабенский. Замечательно сыграл. Когда ты его ещё увидишь?!” На многих людей слова об упущенных возможностях действуют, как железобетонный аргумент. Не пойти просто нельзя. Одна знакомая, вымотавшись за день с двумя младенцами, переделав кучу дел, пришла на выставку со словами: “… потому что когда в следующий раз смогу?!”


– Сразу вспоминаются очереди – характерный признак советской действительности. Что-то «выбросили» на прилавок и тут же собралась толпа с вопросом: «что дают?» Каждый советский гражданин считал своим долгом отстоять очередь и взять, даже если не нуждался в товаре. Привычка к тотальному дефициту, к тому, что это – ваш последний шанс, имеет последствия в нашей современной жизни. Она формировалась не одним поколением и продолжает транслироваться.


Даже если вы не помните тех очередей, возможно, родители передали вам в наследство ощущение дефицита – «есть, но сейчас закончится». Впрочем, дефицит чего-либо и «запасливость» лишь одна из причин нашей «жадности».


Страх упущенных возможностей часто появляется у тех, кто не удовлетворен своей жизнью. Такие люди надеются, что следующий спектакль, концерт, выставка, лекция, любое другое событие принесет желанную внутреннюю наполненность и радость.

Но, во-первых, внешние события, как правило, приносят лишь краткосрочный эффект, а могут не принести совсем никакого. У глубинного ощущения полноты и полноценности совсем иные источники.


Во-вторых, если человек плохо себя чувствует, эмоционально и физически истощён, то каким бы прекрасным ни было событие, нет никакой гарантии, что у него получится отвлечься от своего самочувствия.


Да, бывают такие талантливые произведения искусства, которые человека совершенно вырывают из контекста его жизни, уносят на какую-то нереальную высоту и погружают в иной мир. Признаемся, это бывает не часто. Не стоит забывать, что перенестись куда-то, сопереживать герою или проживать музыкальное произведение – это серьезная душевная работа.


Соприкосновение с красотой очень энергозатратная вещь. Наполняясь извне, приходится тратить силы и время на осмысление увиденного и услышанного, на переживая. А значит придется потом восстанавливаться. Если не дать себе время погрузиться в собственные ощущения, получится лишь скольжение по поверхности. Зачем заглатывать что-то, не успевая ощутить вкуса?


Иллюзия пустоты

– Кто-то идет в театр и на выставку, а кто-то урывает свои впечатления, поймав вайфай в метро и листая ленту фейсбука.


– «Иметь и делать» касается и нашего желания быть постоянно в курсе происходящего в мире. В этом рвении невозможно остановиться. Сидеть просто так давно стало синонимом – терять время. Быть наедине с собой не всегда, но очень часто воспринимается как потерянное время. И это страшно.


Мы разучились находиться в тишине. Мы нуждаемся в постоянном сопровождении внешнего шума: будь то работающее радио-телевизор, музыка в наушниках, просмотр инстраграмма во время поездки в метро или разговор ни о чем с попутчиком. Молчание и тишина – редкое сегодня явление.


– Чем вы могли бы это объяснить?


– Одно из возможных объяснений – высокий уровень тревоги. Как только человек оказывается в тишине, у него внутри могут зазвучать разные вопросы, на которые он порой не знает, как ответить. В тишине человек начинает себя чувствовать. Но какие чувства он обнаруживает?


К сожалению, не всегда это счастье, чаще усталость, измождение, напряжение и тревога. Не приятно, согласитесь. Лучше от этого отвлечься, а еще лучше не допускать ситуации, в которой возможно повторение подобных переживаний.


Увы, люди редко умеют работать с их источниками. Человек предпочитает глушить тревогу звуками, общением, информацией, сосредоточением на внешних событиях. У некоторых же людей молчание и тишина вызывают иллюзию пустоты.


– Почему же иллюзию?


– Да потому что каждый человек – космос. Внутри нас живая душа, образ и подобие Божие, таланты, возможности. Абсолютно у каждого. Другое дело, что связь с этим космосом бывает утрачена или слаба.


Многим кажется, что сами по себе они никому не интересны. Как правило, это связано с утратой собственного интереса к своей личности.

Чтобы придать себе хоть немного значимости и ценности, привлечь внимание к собственной персоне и доказать всем, а в первую очередь, конечно, себе – «я не пустое место!», люди начинают создавать «имидж полноценности» с помощью походов в театр, цирк, на концерт. Есть много разных способов «что-то из себя представлять».


Сделайте, чтобы я жил так же и чувствовал себя хорошо

– Предположим, человек все о себе понял. Теперь он знает, что его желание успеть за выходной день на шиномонтаж, в бассейн, йогу, к косметологу, на день рождения к соседям и в ресторан вечером – это как-то много, тяжело и перебор. Что делать, где рычаг стоп-крана?


– Есть такое волшебное слово – чувство меры. Впрочем, оно может оказаться пустым звуком, потому что некоторым до чувства меры придется еще дорасти. В каждом конкретном случае нужно разбираться с причинами отчего и куда бежит человек, чего и зачем ищет, чего или кого боится, от кого или от чего прячется в этой суете. Разные причины предполагают разные выходы.


Иногда довольно сложно в одиночку справиться с тем, что стало привычным и срабатывает на «автопилоте», в обход сознания. Нужна помощь. Конечно, универсального рецепта на все случаи жизни нет. В каждой конкретной ситуации будут свои «рецепты». То, что поможет одним людям, другим не подойдет или даже навредит.


Бывают случаи, в которых разобраться может только специалист. Например, неспособность усидеть на одном месте, состояние возбуждения, как это ни странно, может быть симптомом депрессии – тут даже помощь психолога не очень эффективна, нужно обращаться к врачу.


Принято считать, что человек в депрессии обязательно лежит, уткнувшись носом в стенку. Но, оказывается, существует ажитированная форма депрессии, при которой человек на фоне тревожно-тоскливого настроения все время что-то делает и не может остановиться. Одна из причин возникновения этой формы депрессии – утрата самоуважения.


А иногда в неукротимом беге и постоянном «что-то-делании» как будто нет самого человека. Он откликается на внешние стимулы: “надо”, “должен”, “обязан”, но у него внутри даже не возникает вопросов «что я хочу» и «что я могу».


Такой человек часто ищет того, кто сказал бы ему, что делать, и многие этим пользуются в своих целях. Если бег остановится, человек может почувствовать себя никому ненужным – тут есть опасность провалиться в апатическую депрессию.


К счастью, в большинстве случаев не обязательно проходить курс психотерапии и срочно записываться на прием к психиатру и пить лекарства тоже не стоит. Многим людям достаточно будет пройти психологический ликбез, узнать некоторые простые вещи, котором нас в детстве не научили.


Мы знаем, что перед едой надо мыть руки, умеем здороваться, благодарить, а навыков «эмоциональной гигиены»  порой не имеем, бываем не в состоянии сами себе обеспечить «эмоциональный прожиточный минимум». Но всему можно научиться, было бы желание!


Как правило, рано или поздно работа с психологом обязательно упрется в проблему самоценности, в утрату безусловной ценности личности, о которой я уже упомянула. Начинать приходится с простых вещей. Исходя из моей многолетней практики, могу сказать, что пока человек не наладит режим дня, пока не начнёт высыпаться, правильно питаться, у него не будет ресурсов на развитие. Любое развитие требует источника энергии. Это азы. Цветок без воды не может расти, он вянет. Если человек измождён, если у него хроническая усталость, нет сил, чтобы зубы вечером почистить, о каком изменении и серьезной перестройке своей жизни может идти речь?! Перестройка – энергозатратное предприятие.




– Получается уговорить клиентов?


– Психологи не уговаривают, просто предлагают разные варианты, а человек уже сам принимает решение. Часто люди отвечают: «Ну, то что вы предлагаете, это невозможно. Вы сделайте так, чтобы я в том же режиме жил, но при этом чувствовал бы себя хорошо».


Мне тут же вспоминается анекдот. Алкоголик приходит к врачу.


– Доктор, вылечите мне печень.


– Для этого вам придётся бросить пить.


– Э, так любой дурак вылечить может.


И здесь тоже самое. Помочь можно, но захочет ли сам человек?!


Для многих людей, к сожалению, социальная активность важнее собственной жизни, здоровья, отношений с близкими, важнее детей, которых оставляют ради презентации, конференции, премьеры или чего-то еще. Аргументы детских психологов, что разлука с родителями в раннем возрасте может нанести ребенку травму, с последствиями которой ему придется потом разбираться всю жизнь, не работают. Человек говорит: «Ну что можно сделать?! На презентации будут все коллеги. Мне надо сходить».


– Проблема многогранна и каждый должен почаще оборачиваться к себе?


– Не ДОЛЖЕН, а МОЖЕТ. Любое «должен» – это требование извне, указание, внешняя санкция, которую нужно выполнить. А значит, человек останется в привычном колесе, в котором он бегает как белка.


Ещё одно «должен» не изменит внутренний мир. Насилие над собой не приведет к любви и радости. Господь говорит: «Не жертвы хочу, но милости». Человеку важно захотеть изнутри. Главное, осознать, что у вас есть возможность что-то изменить.


Разрешайте себе жить. Разрешайте себе не ходить на спектакль, если нет сил, отказываться от встречи, если устали, посидеть дома в тишине, если хочется помолчать.

Вы имеете на это право и это не меньшая ценность, чем модная столичная премьера. В конце концов, все не охватишь, да и на тот свет не возьмешь.


Многие люди используют свободу, которую даровал им Господь, во вред себе, думая, что суета – это и есть их жизнь, подменяя суетой настоящую, подлинную, уникальную  жизнь. Попытка быть как все, в тренде, следование тенденции – ни что иное, как добровольный отказ от свободы, пусть это тоже свободный выбор.

ДАРЬЯ РОЩЕНЯ

http://www.pravmir.ru

Добавить комментарий

Постулат: позиция администрации неприкосновенна.


Защитный код
Обновить