.. Новости Статьи ЯКО ТОЙ ИСТОРГНЕТ ОТ СЕТИ...

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

ЯКО ТОЙ ИСТОРГНЕТ ОТ СЕТИ...

Сергей Худиев

Информационный взрыв и постоянные манипулирования информацией… Что это для христианина — искушение, соблазн или, может быть, что-то, совершенно его не касающееся? Это испытание его веры, проверка ее цельности, готовности человека во всем и всегда следовать Христу и Евангелию — Очи мои выну (всегда. — Ред.) ко Господу, яко Той исторгнет от сети нозе мои (Пс. 24, 15). Именно в этом убеждает нас публицист Сергей Худиев — в продолжение темы «Христианин в потоке информации».


Бои без правил

 

Интернет в свое время породил надежду на то, что он поможет людям лучше понимать друг друга. Ведь, если вы моментально можете связаться почти с любым человеком в мире, вам легче договориться, рассеять предубеждения, увидеть не абстрактного чужака, а конкретного живого человека. Любой, получивший доступ в Сеть, может поделиться своими соображениями или пожаловаться на злоупотребления. Интернет — особенно широкополосной — дал возможность моментально делиться фото- и видеосвидетельствами любых событий, благодаря этому нередко тайное становится явным буквально в ту же минуту. Возникли огромные, прежде неслыханные возможности для самообразования.

 

 

Однако любые возможности, которые достаются падшему человеку, могут быть использованы им во зло. Дело не только и даже не столько в киберпреступности, когда злодеи похищают, скажем, данные кредитных карт. Дело в том, что Интернет и современные медиа вообще превращаются в арену информационных боев без правил.

 

Политические агитаторы пытаются склонить людей на свою сторону (или, в большей мере, настроить против своих врагов), рекламодатели — привлечь внимание к своим товарам и услугам, держатели сайтов — увеличить количество посещений и абсолютно все — привлечь внимание. Все хотят увеличить трафик — число посещений сайта, и очень часто по чисто коммерческим соображениям. Чем больше людей посетят сайт, тем больше увидят размещенную на нем рекламу, тем больше денег получат его владельцы. В этой области существует жесткая конкуренция за внимание людей, которая заставляет сетевых предпринимателей пускаться во все тяжкие.

 

Это создает в Интернете (и особенно в социальных сетях) атмосферу пронзительного крика, в которой бывает трудно находиться и еще труднее — сохранять внутренний мир и спокойствие. Психологически люди склонны больше обращать внимание на плохие новости, чем на хорошие — веками вовремя распознать опасность было гораздо важнее, чем порадоваться чему-то доброму, и сайты, заинтересованные в увеличении трафика, эти новости поставляют. Более того, этим новостям предпосылаются нарочито кричащие, бьющие по нервам заголовки, иногда передающие содержание самой новости с точностью до наоборот. Из речи того или иного публичного лица выдергиваются фрагменты, которые должны как-то зацепить людей, побудить их перейти по ссылке, поделиться этой ссылкой в сетях — все для того, чтобы увеличить трафик.

 

Когда мы видим такое перевирание слов людей церковных, легко предположить, что речь идет о намеренной атаке на Церковь. Но чаще всего это не так — перевираются и слова политиков, или артистов, или кого угодно еще, лишь бы вызвать интерес и побудить людей перейти по ссылке.

 

Чтобы добиться основной цели — увеличения трафика, людей надо как-то зацепить. А гнев, страх, осуждение и другие негативные эмоции цепляют сильнее, чем чувства добрые. «Посмотрите, какие негодяи и злодеи!». Гнев дает человеку чувство сопричастности — видите, я перепостил эту ссылку, я неравнодушный гражданин, я помогаю вывести злодеев на чистую воду.

 

Вроде же ничего не сделал — кликнул мышкой, может быть, набрал пару слов на клавиатуре, а уже чувствуешь себя борцом со злом, и тебе доступно наслаждение битвой жизни. Это очень простой и понятный психологический механизм, который вполне сознательно эксплуатируют собиратели трафика.

 

Также они используют и ряд других психологических механизмов, например то, что называется «склонностью к подтверждению своей точки зрения». Мы хотим, чтобы наши суждения (и особенно осуждения) оказались справедливыми. Из всего потока информации мы склонны выбирать то, что подтверждает уже занятую нами позицию, и игнорировать то, что может ее опровергнуть. Это происходит почти бессознательно — мы обычно не отдаем себе в этом отчета. Но если мы приняли, например, что Вася Кошкин — вор и злодей, то мы намного охотнее кликнем на ссылку с заголовком «Новые преступления Васи Кошкина — шокирующие подробности!», чем на ссылку «Обвинения в адрес Кошкина не подтвердились». Чего там читать! Понятно, почему не подтвердились, — он всех подкупил! Ведь, если Василий Кошкин действительно невиновен, выходит, что мы неправы, что мы много раз перепостили клевету, что гнев, которым мы пылали, вовсе не был праведным гневом… Но такого и быть не может! Вот сейчас прочтем про новые злодейства Кошкина и удостоверимся, что всегда были правы!

 

А собиратели трафика охотно предоставят нам ссылку, по которой объяснят: да, мы правы, наш гнев совершенно справедлив.

 

Интернет переполняется гневом и ненавистью по вполне прагматическим, даже коммерческим причинам — это увеличивает трафик. Яростная пропаганда ненависти всех ко всем, которая заливает Сеть в связи с любыми серьезными конфликтами и немало мешает их мирному разрешению, практически не зависит от каких-то приказов сверху. Это — свободный рынок пропаганды, на котором продается уверенность в своей правоте и праведный гнев, и люди охотно это «покупают», то есть идут на соответствующие сайты и увеличивают их трафик.

 

Православный в Интернете

 

Что делать православному христианину перед лицом всего этого? Одно из предлагаемых решений — просто удалиться, не регистрироваться в социальных сетях и вообще узнавать из Интернета только прогноз погоды. Это может быть совершенно правильно, особенно если человек призван к другим обязанностям, от которых сети будут только отвлекать. Но Интернет для Церкви — это то пространство, где бывают люди, и, следовательно, пространство миссии, свидетельства о Христе.

 

Как сказал Патриарх Кирилл: «Жизнь современного человека во многом сосредоточена в социальных сетях, которые для некоторых становятся универсальным, но далеко не самым достоверным и глубоким источником информации. И мы не имеем права не быть там, где есть или может быть наша паства».

 

Итак, каковы же могут быть действия христианина в информационном пространстве? Для того чтобы понять это, вопрос надо поставить глубже: из чего вообще исходят действия христианина?

 

Новый Завет описывает христианина не просто как человека с определенными убеждениями, но как человека с другой идентичностью.

 

Слово «идентичность» не встречается в самом тексте Писания, но оно хорошо подходит для определения того, о чем там идет речь.

 

«Идентичность» — это то, что отвечает на вопрос «Кто мы такие?», то, что определяет наши представления о мире, наше место во Вселенной, наши отношения с другими людьми, наши права и обязанности. Человек нуждается в осмыслении своей жизни, своего единства с ближними, своей включенности в мир и его историю. Само по себе это естественно; мы так созданы. Но в падшем мире это приобретает больные, искаженные формы. Например, люди могут идентифицировать себя через приверженность той или иной марке электроники. Быть пользователем, например, Apple для человека становится настолько важно, что он готов серьезно переплачивать, влезать в долги, бежать занимать очередь с ночи, лишь бы одним из первых добраться до вожделенного гаджета.

 

Однако гораздо печальнее, когда происходит нечто другое. Люди разделяются на враждебные племена — по самым разным признакам: языковым, расовым, политическим, религиозным, поднимают боевые знамена, исполняются ненависти к чужакам, клянутся умереть в борьбе. Возникает такое явление, как негативная идентичность, когда люди определяют себя через что-то, что они ненавидят.

 

В Интернете такое явление возникает особенно легко, потому что негативная идентичность — это очень дешево. Она легко формируется и не требует никаких усилий. Она дает сильные эмоции и легко возникающее чувство единства — «мы против них», «мы все единодушно ненавидим N». Иллюзия единства легко дополняется иллюзией смысла: у меня теперь есть дело жизни, она чем-то заполнена — борьбой с N, даже если эта борьба сводится к ругани в социальных сетях.

 

Формирование идентичности может быть стихийным явлением, а может сознательно направляться: тот, кто диктует вам, кто вы такой, диктует вам и ваше поведение. «Вы — арийцы, следовательно, вы должны…» или «вы — пролетарии, и вы должны», и так далее. Вот ваши вожди, чтобы им верить, вот ваши враги, чтобы их ненавидеть.

 

Этот же механизм может срабатывать и в новообращенном христианине — кто тут враг Святой Церкви? Еретики? Богохульники? Сектанты? Атеисты? Вот я им задам, чтобы все видели, какой я православный.

 

Вспомнить, кто мы такие

 

Евангелие уводит нас от всего этого, потому что дает нам подлинную идентичность — ту, для которой мы созданы. В Иисусе Христе мы находим наш подлинный дом, наше место в мироздании, нашу общность с другими людьми, наше место в Божием замысле. Каждый из нас встраивается в место, уготованное ему Божиим планом, — как орган в тело или как камень в храм. (Оба этих сравнения использует Писание.)

 

В Иисусе Христе верующие становятся новыми людьми, членами Божиего народа с новыми возможностями и обязательствами, с совершенно новым статусом в отношениях с Богом. Возлюбленные! мы теперь дети Божии; но еще не открылось, что будем. Знаем только, что, когда откроется, будем подобны Ему, потому что увидим Его, как Он есть (1 Ин. 3, 2), — говорит апостол Иоанн, а апостол Павел пишет: Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу: как Христос простил вас, так и вы (Кол. 3, 12–13).

 

Христианин не принадлежит этому миру, он искуплен от него, он введен в Царство возлюбленного Сына Божия, по отношению к миру сему он выступает в качестве посланца мира грядущего, где царствует Христос. Новый Завет постоянно призывает нас осознать эту нашу новую идентичность и жить, исходя из нее.

 

У нас есть город, которому мы принадлежим, — это Небесный Иерусалим. Мы «странники и пришельцы на земле», наше отечество — тот город, в котором Бог пребывает со Своими святыми. Мы — не отсюда; через веру и Крещение мы — иные. Мы не играем по правилам этого мира.

 

У Церкви много святых — это наша семья, наши сограждане, на которых мы оглядываемся, тот круг, одобрения которого ищем. Мы призваны вести себя как граждане Небесного Иерусалима, сограждане святым и свои Богу. Но это требует постоянных усилий; как миссионер, посланный к охотникам за головами, может глубоко ассимилироваться, воспринять местные обычаи и вообще забыть, что он — не местный и послан сюда с определенным заданием, так и христианин, увы, может легко ассимилироваться в этом мире и играть по его правилам.

 

Как говорит Апостол, не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная (Рим. 12, 2).

 

Верить — значит видеть мир, людей и самих себя в совершенно иной системе координат. Мы должны глубоко усвоить некоторые истины и исходить из них. Что это за истины?

 

Не сообразуйтесь с веком сим

 

Во-первых, целью человеческой жизни — как нашей, так и других людей — является вечное спасение. Это то, для чего нас создал Бог. Мы призваны познать Бога и возрадоваться Ему вовеки, составить в вечности единую, бесконечно счастливую семью, глава которой — Бог. Как сказал Господь: Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа (Ин. 17, 3).

 

«Познать» в библейском контексте — значит не «получить информацию», а знать лично, как знают близкого человека, находиться в тесных семейных отношениях. Когда мы кого-то знаем — в этом смысле — это неизбежно нас глубоко меняет, накладывает печать на то, как мы держимся, как мы говорим, как мы реагируем на те или иные вызовы. Когда в нашей жизни присутствует кто-то, кого мы глубоко уважаем, чье расположение мы ценим, даже если это просто подобный нам человек, это влияет на наши поступки. Мы стараемся делать то, что он одобрит, и избегать того, что может омрачить наши отношения.

 

Когда наша жизнь открыта для Бога и Его святых, она неизбежно меняется. Самым важным для нас становятся отношения с Богом. Мы говорим или молчим с оглядкой на то, как это будет воспринято там, у нас дома, в Небесном Иерусалиме.

 

Есть история про то, как умирал некий благочестивый человек, и его родные собрались вокруг, чтобы услышать его последние наставления. Он сказал: «Научитесь бояться Бога хотя бы так, как вы боитесь людей». «Но разве, — изумились слушатели, — мы не должны бояться Бога гораздо больше?». «Начните хотя бы с того, чтобы страшиться делать перед Богом то, что вы страшитесь делать перед людьми».

 

Приведу такой несколько сниженный пример: когда мы ценим свое рабочее место и рассчитываем на карьерный рост, мы стараемся быть на хорошем счету, избегаем того, что может повредить нашим отношениям с сотрудниками и начальством. Мне доводилось читать о том, что многие люди удерживаются от злословия в социальных сетях, потому что опасаются потерять работу, как это со многими уже случилось и в нашей стране, и в других странах. Если мы боимся Бога хотя бы так, как начальства на работе, мы тоже не будем злословить.

 

Очень часто люди ведут себя, как говорят психологи, «реактивно», то есть реагируют на входящие раздражители автоматически, не обдумывая. Злятся, когда их злят, соблазняются, когда их соблазняют, пугаются, когда их пугают. Их поведение определяется давлением извне.

 

Христианская жизнь, напротив, проактивна. Поведение христиан должно определяться изнутри — их собственными ценностями и предпочтениями. У нас есть цель — угодить Богу, достигнуть вечного спасения и помочь другим достигнуть спасения. Мы действуем, исходя из этой цели. Поэтому мы всегда должны быть готовы ответить на вопрос: «Зачем я это делаю, какой цели я хочу добиться?».

 

Если речь идет о какой-то деятельности в Интернете, то послужит ли этот комментарий в Сети прославлению Бога и спасению людей? Кому-то он поможет, кого-то наставит, кого-то утешит, кого-то отведет от беды? Если нет, если меня побуждает ответить только минутное раздражение, обида или гнев, может, мне лучше промолчать?

 

Там, где мирской человек может видеть врага, которого нужно уничтожить, а при невозможности сделать это через Сеть — унизить и оскорбить, верующий видит человека, ради которого умер и воскрес Христос, человека, вечному спасению которого он должен содействовать.

 

Во-вторых, речь — устная или в Интернете — всегда выдает его с головой. Человек раздражительный, поспешный в суждениях, злорадный, склонный оскорблять и уничижать других может сколько угодно говорить о своей правой вере — ему никто не поверит. Речь — это одна из тех областей, в которых сразу проявляется духовная зрелость человека или, увы, ее отсутствие. Христианин всегда вежлив. Конечно, прекрасные манеры и благовоспитанность могут проявлять также неверующие и иноверцы; конечно, христианство — это гораздо больше, чем вежливость; но христианин, как минимум, вежлив, благовоспитан. Священное Писание настойчиво говорит об этом: …рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю (2 Тим. 2, 24–26) …никого не злословить, быть не сварливыми, но тихими, и оказывать всякую кротость ко всем человекам (Тит. 3, 2). А теперь вы отложите все: гнев, ярость, злобу, злоречие, сквернословие уст ваших (Кол. 3, 8). Слово ваше [да будет] всегда с благодатию, приправлено солью, дабы вы знали, как отвечать каждому (Кол. 4, 6).

 

Апостолы особенно предостерегают нас от грехов языка: …а язык укротить никто из людей не может: это — неудержимое зло; он исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию. Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть. Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая [вода]? Не может, братия мои, смоковница приносить маслины или виноградная лоза смоквы. Также и один источник не [может] изливать соленую и сладкую воду. Мудр ли и разумен кто из вас, докажи это на самом деле добрым поведением с мудрою кротостью. Но если в вашем сердце вы имеете горькую зависть и сварливость, то не хвалитесь и не лгите на истину (Иак. 3, 8–14).

 

Христианин может выражать несогласие, даже порицание, но делать это в вежливом, уважительном тоне. Это — не просто вопрос благовоспитанности, хотя быть благовоспитанным для него, как уже сказано, очень важно. Это — исповедание веры в то, что человек, с которым я разговариваю в Сети, создан по образу Божию, который я должен почитать в любом случае, даже если он глубоко помрачен грехом.

 

В-третьих, мы живем в мире, полном обмана. Это так со времен грехопадения — и в Писании мы видим много предостережений против легковерия. Обман может носить как религиозный характер, когда нас пытаются соблазнить лжеучениями, так и более мирской. Недоверчивость, осторожность, готовность тщательно проверять информацию — христианская добродетель. Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире (1 Ин. 4, 1).

 

Интернет полон слухов и того, что называют «фейками», — заведомо ложных сообщений, чаще всего порочащего характера. Сообщения даже о реально имевших место событиях почти всегда подаются односторонне. Перед тем как распространять какую-то ссылку или комментировать, всегда стоит тщательно проверять источники. Если нет уверенности, что это — правда, лучше промолчать. Мы можем чего-то не знать, это нормально; мы не обязаны высказываться по всякому поводу — этого от нас Слово Божие не требует. Но нам совершенно определенно заповедано не возводить ложного свидетельства на ближнего своего. А распространяя порочащие кого-то сведения, мы рискуем нарушить эту заповедь.

 

Это особенно важно, когда речь идет о Церкви. Как говорит Писание, не ходи переносчиком в народе твоем (Лев. 19, 16). Дурно пересказывать порочащие слухи о ком бы то ни было, но о наших собратьях и пастырях — особенно.

 

В мире достаточно людей, которые хотят нас обмануть, более того, которые хотят, чтобы мы послужили их обману. Рассудительность, осторожность, разборчивость и хорошая мера недоверчивости необходима всякий раз, когда мы заходим в Интернет.

 

Но главное, о чем всегда стоит помнить, — это о нашей новой идентичности во Христе, нашей миссии и нашем призвании.

 

Журнал «Православие и современность» № 38 (54)

 

Сергей Худиев

Источник: Православие и современность

25 октября 2016 г.

http://www.pravoslavie.ru

Добавить комментарий

Постулат: позиция администрации неприкосновенна.


Защитный код
Обновить