.. Новости Статьи Изречения старца Амвросия Оптинского

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

АЛФАВИТ ДУХОВНЫЙ

(избранные изречения старца Амвросия Оптинского, извлеченные из разных источников и расположенные в алфавитном порядке)

Богослужение

К началу службы ходить — трезвенее будешь.

Во время чтения Апостола дома можно сидеть, если кто другой читает. И в церкви можно сидеть, когда не в силах стоять.

Когда в церковь идешь и из церкви приходишь, должно читать: «Достойно есть». А в церкви пришедши, положить три поклона: «Боже, милостив буди мне», и проч.

К службе церковной непременно должна ходить, а то больна будешь. Господь за это болезнью наказывает. А будешь ходить, здорова и трезвеннее будешь. Батюшка о.Макарий, случалось, заболеет, а все пойдет в церковь. Посидит, потом в архиерейскую келью войдет; там места не найдет, перейдет еще в келью к о.Флавиану, — там побудет; но когда уже видит, что не в силах быть более в церкви, перекреститься, да и уйдет. А то все не верит себе.

 

Когда нельзя ходить в церковь, должно дома вычитывать: вместо утрени — утренние молитвы, 12 избранных псалмов и первый час; а вместо обедни — третий и шестой часы с изобразительными.

В церкви не должно говорить. Это злая привычка. За это посылаются скорби.

В праздности время грех проводить. И службу церковную и правило для работы грех упускать. А то, — Господь как бы тебя не наказал за это.

Болезни

Одной монахине, заботившейся об уврачевании какой-то недужной сестры, болезнь которой имела свою причину в порочной жизни, старец указывал: «Посмотри на апостола Павла, что он говорит. Не повелевает ли он предать такового сатане во измождение плоти, да дух его спасется в день Господа нашего Иисуса Христа? Вот пример истинного человеколюбия. А ты заботишься избавить человека от измождения плоти, чтобы доставить ему временное спокойствие, прикрываясь, может быть, и мнимою пользою душевною».

Старец Амвросий, сказав слова св. Исаака Сирина, «что невозможно не болети телу в недузех, егда кто изберет путь добродетели», добавил: «И тем более невозможно нам не бывать больными, слабо идущим по этому пути».

Вера

Вооружай себя верой, ею же сокрушаются козни сопротивного.

Внимание себе.

На вопрос, как себе внимать, с чего начинать, последовал такой ответ: «Надо прежде записывать: как в церковь ходишь, как стоишь, как глядишь, как тщеславишься, как сердишься и проч.».

Одна женщина просила о. Амвросия помолиться о ней, чтобы ей успокаивать других, а он ответил ей: «Успокойся прежде сама, тогда и других будешь успокаивать».

На книге преп. Варсонофия Великого и Иоанна Пророка батюшка написал: «Кто хочет себе внимать, тот должен книгу сию внимательно читать, побольше дома сидеть, поменьше по сторонам глядеть, по кельям не ходить и к себе гостей не водить; других не осуждать, а о своих грехах ко Господу Богу воздыхать, дабы получить милость Божию».

Кто имеет дурное сердце, не должен отчаиваться, потому что с Божией помощью человек может исправить свое сердце. Нужно только внимательно следить за собой и не упускать случая быть полезным ближним, часто открываться старцу и творить посильную милостыню. Этого, конечно, нельзя сделать вдруг, но Господь долго терпит. Он тогда только прекращает жизнь человека, когда видит его готовым к переходу в вечность, или же когда не видит никакой надежды на его исправление.

Уча, что в духовной жизни нельзя пренебрегать и маловажными обстоятельствами, старец иногда говорил: «От грошевой свечи Москва сгорела».

Насчет осуждения и замечания чужих грехов и недостатков, батюшка сказал: «Нужно иметь внимание к своей внутренней жизни так, чтобы не замечать того, что делается вокруг себя. Тогда осуждать не будешь».

Мы оба похожи на неких брата и сестру, который друг друга убеждали исправиться. Брат был картежник, а сестра неосторожна, и убеждения обоих были несильны.

Гордость

Указывая, что человеку нечем гордиться, старец прибавлял: «Да и чем в самом деле человеку тут возноситься? — Оборванный, ощипанный просит милостыни: помилуй, помилуй! А подастся ли милость, это еще кто знает».

Когда нападает гордость, скажи себе: чудачка ходит.

Гордых Сам Бог исцеляет. Это значит, что внутренние скорби (которыми врачуется гордость), посылаются от Бога; а от людей гордый не понесет. А смиренный от людей все несет и все будет говорить: достоин сего.

Когда чувствуешь, что преисполняешься гордостью, то знай, что это похвалы других тебя надмевают.

Человек яко трава. Кто гордиться, тот вянет, как трава, а кто боится Бога, тот помилован Господом.

Гордость и непокорство порождают ложь — начало всякого зла и бедствий.

Горделивость и на небе жившим не помогла, а лишила благодати Божией и низвергла долу, — почему нам, хотящим взыти горе, потребно смирится зело.

Одна монахиня написала старцу, что ее очень беспокоят гордость и самонадеянность. О.Амвросий ответил: «Оберегайся этих злых страстей. Из примера св. царя-пророка Давида видно, что гордость и самонадеянность вреднее прелюбодейства и убийства. Последние привели пророка к смирению и покаянию, первые довели его до падения».

Грех

Батюшку спросили: «Такая-то долго не умирает, ей все представляются кошки и проч. Почему так?» Ответ: «Всякий, хоть и маленький грешок надо записывать, как вспомнишь, а после каяться. От того некоторые долго не умирают, что задерживает какой-нибудь нераскаянный грех, а как покаются, так облегчаются. У нас (в Оптиной) была на скотном дворе скотница в чахотке, у которой были три греха забыты, и ей представлялось будто кошки ее царапают, то девка давит, а как покаялась, так и умерла. Еще в скиту был рясофорный монах больной; ему все казалось будто за ним кто-то лежит, и никак не мог припомнить греха. В продолжении недели вспомнил грех и, как покаялся, так и умер. Непременно нужно грехи записывать, как вспомнишь, а то мы откладываем: то грех мал, то стыдно сказать, или после скажу, а придем каяться и нечего сказать».

Три колечка цепляются друг за друга: ненависть от гнева, гнев от гордости.

Грехи — грецкие орехи, — и расколешь, а иногда трудно.

«Отчего люди грешат?» — задавал старец вопрос и сам же отвечал на него: или от того, что не знают, что должно делать и чего избегать; или, если знают, то забывают; если же не забывают, то ленятся, унывают... Это три исполина — уныние или леность, забвение и неведение — от которых связан весь род человеческий неразрешимыми узами. А затем уже следует нерадение со всеми сонмищами злых страстей. Потому мы и молимся Царице Небесной: «Пресвятая Владычице моя Богородице, святыми Твоими и всесильными мольбами отжени от меня, смиренного и окаянного раба Твоего, уныние, забвение, неразумие, нерадение и вся скверная, лукавая и хульная помышления».

О том, как трудно искореняются греховные навыки в человеке, и как сильно действует на него пример других, старец говорил: «Как на лошадь дикую, пойманную в табуне, накинут аркан, она все упирается сначала, идет боком, а потом видит, что все идут, и она пойдет в ряд. Так и человек».

Дерзость

Дерзка и смела от смеха, — страха Божия, стало быть, нет.

Если перебивать разговор, то это дело дерзости.

Добродетели

Четыре добродетели: мужество, рассуждение, целомудрие и правда. Целомудрие в том состоит, чтобы наблюдать за собой во всех действиях: в словах, в делах, в помыслах, значит соблюдать целыми все добродетели. И бесы чисты, но имеют гордость.

Что означает: «Жезл твой и палица твоя, та мя утешиста?» Ответ: «Жезл — крест, скорбь, а палица — молитва Иисусова. Жезл — деятельная часть добродетели, а палица — умная молитва».

Три апостола: Петр, Иоанн и Иаков, — говорил батюшка, — изображают веру, надежду и любовь. Иоанн изображает любовь — был ближе всех к Спасителю и на тайной вечери возлежал на груди у Спасителя. Петр, хотя и был за дверьми со служанками, но ему потом была вручена Церковь и дано право пасти стадо Христово. Он изображает веру. Об Иакове вообще говорится очень мало. Его совсем даже нигде не видно, но он удостоился вместе с другими двумя апостолами видеть славу Божию — он изображает надежду, так как надежда не видна: она таится для других всегда невидимо в человеке и хранит свою силу, и надежда не постыдит.

Батюшка учил, как надо принимать неблагодарность людей: «Если делаешь доброе, то должно его делать лишь для Бога. Почему на неблагодарность людей и не должно обращать никакого внимания. Награду ожидай не здесь, а от Господа на небесах; а если здесь ждешь, то напрасно и лишение терпишь».

Долги

Долги хуже грехов: в грехах покается человек, и Бог да простит, а за долги будут истязать не только в настоящей, но и в будущей жизни, от чего да избавит Господь.

Жертва Богу

Одна монахиня сказала, что видела во сне икону Божией Матери и будто Божия Матерь ей сказала: «Принеси жертву». Батюшка спрашивает у монашки: «Что же ты, принесла жертву?» А она ответила: «Что же я принесу, у меня ничего нет?» На это батюшка сказал: «Жертва хвалы прославит Мя».

Жизнь вечная

«Батюшка, — спросил кто-то, — ведь не может ощущать в будущей жизни полного блаженства тот, у которого близкие родные будут мучиться в аду?» Старец ответил: «Нет, там этого чувства уже не будет; про всех тогда забудешь. Это все равно, как на экзамене. Когда идешь на экзамен, еще страшно, и толпятся разнородные мысли; а пришла — взяла билет, и про все забыла».

Когда сердце прилепляется к земному, тогда надо вспомнить, что земное не пойдет с нами в Царствие Небесное.

Жизнь духовная

Каждая вещь и дело не вдруг совершаются, а мало-помалу, по мере старения и внимания, а иногда и понуждения, и с ошибками и неприятностями которые по времени все пройдут, а дело останется и возвеселит человека.

Старец писал одной дочери духовной, уподобляя ее жизнь довольно глубокому рву, который в дождливое время наполняется так, что и переезду не бывает; в другое же время высыхает так, что нисколько по нем не течет вода. Святыми же отцами похваляется такая жизнь, которая проходит подобно малому ручейку, постоянно текущему и никогда не иссыхающему. Ручеек этот удобен: во-первых, к переходу, во-вторых, приятен и полезен всем проходящим, потому что вода его бывает пригодна для питья, так как тихо текущая и потому никогда не бывающая мутною.

Не будь как докучливая муха, которая иногда без толку около летает, а иногда и кусает, и тем и другим надоедает; а будь как мудрая пчела, которая весной усердно свое дело начала и к осени кончила медовые соты, которые так хороши, как правильно изложенные ноты. Одно сладко, а другое приятно.

Когда старцу написали, что тяжело на свете, он ответил: «Потому она (земля) и называется юдоль плача; но люди одни плачут, а другие скачут. Но последним будет нехорошо».

«Чтобы исправить, или человеку самому исправиться, не надо вдруг налягать, а нужно как тянуть барку — тяни, тяни, тяни, отдай, отдай. — Не все вдруг, а понемногу — говорил батюшка. — Знаешь «рожон» на корабле: это такой шест, к которому привязаны все веревки корабля, если тянуть за него, то потихонечку — и все тянется, а если взять сразу, то все испортится от потрясения».

Одна женщина спросила батюшку, где ей жить: в миру или в монастыре? Батюшка ответил так: «Можно жить и в миру, но не на юру, а жить тихо».

Жизнь. Как жить?

На вопрос: «Что значит жить по сердцу?» — батюшка ответил: «Не вмешиваться в чужие дела и видеть в других все хорошее».

Батюшка говорил: «Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, только чуть одной точкой касается земли, а остальными непрестанно вверх стремится; а мы, как заляжем на землю, и встать не можем».

Кто из поступивших в монастырь прямо пойдет путем смирения в страхе Божием и, сохраняя по совести очи, и слух, и язык, а в ошибках прибегая к самоукорению, тот мало увидит неприятных случаев, а слово «сплетня» для него и существовать не будет.

На вопрос, как жить, батюшка отвечал: «Жить не тужить, никого не осуждать, никому не досаждать, и всем мое почтение».

Нужно жить нелицемерно, и вести себя примерно, тогда наше дело будет верно, а иначе выйдет скверно.

«Смотри Мелитона, — говорил старец одной монахине, предостерегая ее от высокомерия, — держись тона; возьмешь высоко, будет нелегко, возьмешь низко, будет склизко; а ты, Мелитона, держись среднего тона».

Зависть

Нужно заставить себя, хотя и против воли, делать какое-нибудь добро врагам своим; а главное — не мстить им и быть осторожными, чтобы как-нибудь не обидеть их видом презрения и уничижения.

Заповеди

Один раз старец, объясняя слова ап.Иакова «Не мнози учители бывайте», — сказал: «Учить — это как бы маленькие камешки с колокольни бросать, а вот самому исполнять заповеди — как бы большие камни на колокольню таскать».

Искушения

Некто говорил о.Амвросию: «Когда в грубые искушения впадаю, то прихожу в уныние и даже отчаиваюсь». Батюшка ответил: «Когда о.игумен Антоний был болен, то перед его смертью мы с о.Климентом приходили к нему. О.Климент в это время о ком-то сомневался, а о.игумен говорил: не надо отчаиваться ни за кого, один диавол отчаялся, а прочие могут спастись».

Келия

После всенощной если к тебе придут в келью, то ты встань, зажги свечку и скажи: «Ну-ка, сестра Варвара, прочитай-ка вечерние молитвы и по очереди». — Этим отучишь ходить в келью.

В кельи не ходить и к себе гостей не водить. Если кто скажет: «Зайдите», — то скажи: «Я теперь в кислом расположении — не могу».

Схиархимандрит Иоанн (Маслов)

Преподобный Амвросий Богоносный старец Оптинский

https://azbyka.ru/

Добавить комментарий

Постулат: позиция администрации неприкосновенна.


Защитный код
Обновить