.. Новости Статьи Православие – вера… кенийцев

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Православие – вера… кенийцев

Какие ассоциации у вас возникают со словом «Африка»? Обезьяны, бананы, примитивные племена с языческими культами? Пляски вокруг костра, воины-масаи с разрисованными лицами, женщины с длинными шеями и оттянутыми мочками ушей?.. Ну, хорошо, кенийцы – это еще и знаменитые бегуны-марафонцы.

Христианство и уж тем более Православие, ассоциировать с этим континентом ну никак невозможно! А теперь признайтесь в этом священнику-кенийцу, чья прапрабабушка уже была православной христианкой. Намекните на это трехстам тысячам православных, живущим в стране, откуда наша общая вера распространилась по всему континенту. Добро пожаловать в Кению – родину Православия в тропической Африке.

 

 

Один к тридцати

Кенийская митрополия отметила в этом году свой полувековой юбилей. Всего 50 лет трудов и молитв – и сегодня Православие исповедует приблизительно каждый 30-й кениец! По некоторым данным, это самая динамично развивающаяся религия в Африке: в большинстве стран к югу от пустыни Сахара она сейчас переживает подъем.

Ничего удивительного, учитывая, что православная вера, в отличие от католицизма или протестантизма, не ассоциируется у африканцев с колонизаторами, поработившими их в свое время. Даже наоборот: освободительное движение середины 20-го века против колониалистов как раз с Православием связано напрямую. Тут нет аллегории: священники вместе с повстанцами пополняли правительственные концлагеря в 50-е годы.

Вообще история Православия на «черном» континенте, жизнь и проповедь ее главных действующих лиц – это почти что приключенческая сага. Пожалуй, началась она не 50 лет назад, а немножечко раньше…в 1-м веке нашей эры, когда на африканскую землю ступила нога первого христианского проповедника – апостола и евангелиста Марка…

«Опора всего христианства» – эфиоп?!

 

Апостол Марк утвердил Православную Церковь на северном побережье Африки, в Египте, и стал первым ее епископом. Так появился один из пяти старейших Патриархатов («Пентархия» в ранней церкви) – Александрийский, глава которого, между прочим, и по сей день величается Патриархом Александрийским и всея Африки. Позже святой апостол побывал с проповедью Евангелия во внутренних областях континента, в Ливии и в других странах, а в Египте основал христианское училище, откуда вышли многие учителя Церкви, и даже специально для африканцев составил чин Литургии, который долгое время был здесь в ходу.

Первому епископу Александрийской церкви было суждено стать и первым ее мучеником: Иоанн-Марк был убит язычниками на праздник Пасхи, совпавший с каким-то языческим празднованием.

Однако африканскому Православию это не положило конец: хотя первыми христианами континента были по преимуществу греки и евреи, уже во 2-м веке к крещенской купели потянулись и местные народы. Трудно поверить, что, например, «опорой всего христианства» знаменитый византийский историк Прокопий Кесарийский называл…эфиопского царя, а Православие в этой стране стало государственной религией еще до возникновения ислама! Еще менее известно, что Эфиопию просветил… римлянин из города Тира – епископ Фрументий, чья история жизни похожа на сказку из «Тысяча и одной ночи»…


Воин, философ, миссионер из Аксума

 

Еще ребенком будущий епископ прибыл на африканское побережье Красного моря вместе со своим учителем, философом-христианином Меропием. На экспедицию напали враги, оставив в живых только 2-х мальчиков: Фрументия и еще одного ученика философа – Эдезия. Юных невольников обучили воинскому искусству и преподнесли в дар правителю Аксумского царства (это государство существовало до 11 века на территории нынешней Эфиопии) – Элла-Аладе.

Впоследствии Фрументия он назначил блюстителем закона и писцом, а его товарища – хранителем казны. После неожиданной смерти Элла-Алады два римлянина взялись за воспитание его малолетнего сына-наследника – Эзаны. Они взрастили его в христианской вере, специально для него даже построили часовню, куда водили и других детей, обучая их.

Когда Эзана вырос, Фрументий и Эдезий просили его о возможности поехать на родину. Но Фрументию суждено было вернуться в Африку: отправившись из Аксума, он заехал в Александрию, к только что ставшему патриархом Афанасию. Выслушав рассказ путешественника о христианах Аксума, патриарх рукоположил его в епископы аксумской церкви, где Фрументий и продолжил свое служение.

Так потихоньку христианство завоевывало позиции основной религии страны. Царь Эзана, между прочим, стал первым в мире правителем, отчеканившим знак креста на государственных монетах. Сейчас воспоминание об этом – довольно многочисленная коптская православная церковь. Она неканоническая – не принимавшая решения Халкидонского Вселенского Собора 451 года: большинство согласившихся с его установлениями были грекоговорящими, тогда как коренное население Африки в основном восприняло веру коптов.



Ислам против африканского христианства

Во второй половине 6-го века христианство принимают нубийцы – народ, живший на юге Египта и севере Судана. Продолжает развиваться монашество – это величайшее сокровище православного мира зародилось именно в африканских пустынях.

Но вскоре для африканского Православия настанут труднейшие времена: с зарождением в 7-м веке на Ближнем Востоке ислама. Последователи Мухаммеда, которым покорялось одно за другим арабские племена, двинулись на завоевание северной Африки и захватили большую ее часть. Только Эфиопия каким-то чудом сохранила независимость и веру.

Гегемонии арабов в Африке конец был положен только 9 веков спустя, когда на «черный» континент ступили португальцы, за ними – голландцы и т.д. Впоследствии Африка была обречена на неизбежное впитывание культуры метрополий: в 19-м веке католические и протестантские миссии были разбросаны уже по всему континенту. Тогда же начался рост Православия – правда, только за счет оседавших на континенте национальных диаспор: греческих, сирийских, ливанских.

В 20-й век Африка вошла почти полностью зависимой от Запада: свободными были только Либерия и Эфиопия, остальное – колонии Великобритании, Франции, Италии, Германии, Испании и Португалии. Британской колонией была и Кения, где первым в Восточной Африке появилось каноническое «черное» православие.


Подальше от «белых» миссий!

Появлением Православия кенийцы в каком-то смысле обязаны…католикам и протестантам: местные жители просто пошли от противного! Недовольные привязанностью насаждаемой веры исключительно к западной культуре кенийцы в 1-й половине 20-го века разорвали отношения с «белыми» миссиями – так начался их поиск.

В 1929 году возникли две независимые ассоциации преподавателей из племени кикуйю, самого многочисленного племени Кении: более умеренная – KISA (Независимая Школьная Ассоциация Кикуйю) и радикальная KKEA (Ассоциация Образования Кикуйю Каринга; «каринг» в переводе означает «чистый»). А школьное образование в то время контролировала Миссия церкви Шотландии. KISA и KKEA открывали свои собственные школы и вскоре задались целью: учредить собственную независимую церковь. В результате образовалась Африканская независимая церковь Пятидесятницы и Африканская православная церковь, обе не канонические.

Через несколько лет сблизившиеся между собой православные группы в Уганде и Кении написали письмо патриарху Мелетию о принятии их в Александрийский Патриархат. Патриарх свое согласие дал, но умер, не успев осуществить задуманное. Африканцы опять написали письмо – новому предстоятелю Христофору – и, наконец, в 1946 году перешли под юрисдикцию Александрии.


Почему дружат Кения и Кипр?


Не успело Православие в Кении просуществовать и 7-ти лет, как на него обрушились гонения.

Случилось это так. В 1952 году вспыхнуло восстание кенийцев против колониального режима, и в ответ власти ввели в стране чрезвычайное положение. Ассоциации KISA и KKEA были запрещены как симпатизирующие повстанцам, Православная церковь оказалась вне закона. Интересно, что протестантское и католическое духовенство Восточной Африки восстание осудило, признав движение освобождения бунтом дикарей-язычников. Тем временем большая часть православного духовенства была заключена в концентрационные лагеря. Отец Георгий Артур Кадуна – первый «черный» епископ Кении – провел в тюрьме около 10 лет, вместе с будущим президентом страны и лидером племени кикуйю Джомо Кениатой.

Закрывались и сжигались православные храмы, школы, дома священников. Только кафедральный собор в Найроби остался открытым – очевидно из-за того, что значительная часть его прихожан была из греческой диаспоры.

Именно в этом соборе и прозвучала проповедь, которая вдохновила кенийцев на борьбу за свою страну и свою веру. Произнес ее предстоятель Кипрской автокефальной церкви Макарий ΙΙΙ – легендарный политик и удивительный православный иерарх, с чьим именем связаны освободительные движения сразу в двух странах: в Кении и на его родном острове Кипр.

В это время он как раз возвращался домой из ссылки с Сейшельских островов, куда был отправлен британцами за поддержку выступлений против Великобритании и Турции. В 1959 году Макарий вернулся на родину и вскоре был избран первым президентом только-только получившей независимость от Великобритании республики Кипр. На 14 лет страна обрела мудрого духовного лидера и образованного правителя (владыка был выпускником Афинского и Бостонского университетов).

Кению Макарий ΙΙΙ посещал снова, уже как глава государства и предстоятель Кипрской православной церкви. Он много проповедовал и лично крестил тысячи кенийцев у реки Кагеры и в городе Ньери на границе с Танзанией, причем люди из ближайшего окружения архиепископа по много раз принимали на себя роль крестных. Многие из крещаемых пожелали принять имя владыки, и до сих пор оно довольно популярно среди православных кенийцев!


Музыкант-архиепископ

 

Дружба Кении и Кипра на этом не закончилась: сегодня у кенийцев уже другой архиепископ – его тоже зовут Макарий и он тоже киприот.

С 1977 года этот человек разделяет со страной и ее жителями все радости и беды. Его история тоже удивительна: в Кению он попал…через Англию, куда в молодости приехал учиться на музыканта, мечтая стать композитором. Андрей (так звали его тогда) заехал в монастырь Иоанна Предтечи в Эссексе и неожиданно для себя стал духовным чадом его настоятеля – игумена Софрония (Сахарова). Того самого Софрония, который был учеником святого Силуана Афонского и написал самое известное его житие.

Еще большей неожиданностью для молодого христианина стало то, что сказал ему отец игумен по поводу его планов: «Твое будущее – не в музыке, а в богословии». В результате, получив от отца Софрония благословение и какие-то деньги на дорогу, Андрей отправился на учебу – в Париж, в Свято-Сергиевский богословский институт.

Когда средства к существованию у кипрского студента закончились, он поступил очень просто и, наверное, невообразимо с точки зрения человека Запада: написал письмо своему соотечественнику, кипрскому архиепископу Макарию ΙΙΙ с просьбой о помощи. Архиепископ в течение всех лет учебы в Париже высылал Андрею деньги на содержание, а после, когда выпускник Свято-Сергиевского института прибыл на Кипр, отправил его за свой счет в Оксфорд – получать докторскую степень богословия.

Вернувшись на родину, Андрей вновь отправился к своему благодетелю. Тогда-то архиепископ Макарий и предложил ему…возглавить семинарию в Кении! «Если тебе там не понравится, через 3 месяца я тебя оттуда заберу», – обещал владыка и с этими словами отпустил Андрея в Африку. Но тот не вернулся ни через 3 месяца, ни через 3 года… Больше 30 лет владыка Макарий живет в Кении, с 2001 года как митрополит Кенийский и Иринопольский.

«Если хочешь повлиять на людей, ты должен остаться и жить среди них. Без страха, а с любовью к Богу», – говорил Георгий Кадуна, первый епископ Кении…Владыка Макарий не оставил своего поста ни после того, как пролежал при смерти, причем не единожды, заразившись церебральной малярией; ни после неоднократных нападений грабителей, один из которых однажды оставил владыку без сознания. Его не испугали вспышки насилия – вообще нередкие в африканских республиках – ставившие страну на грань гражданской войны.

Кстати, в последний раз крупный политический кризис в Кении разразился в декабре 2007 года, в период президентских выборов. Тогда в межэтнических столкновениях люди гибли тысячами, а православная семинария, расположенная чуть ли не в эпицентре резни, стала убежищем для беженцов из густонаселенных Киберийских трущоб. В ходе беспорядков крова лишились тысячи кенийцев, разрушались и сжигались церкви, и не только православные. Так что бывало и по-настоящему жутко, но владыка Макарий оказался «крепким орешком».


Танцы под сводами храма

 

Митрополит, похоже, чуть ли не единственный «белый» человек среди своих прихожан.

А это не пустяк: уж к кому-кому, а к «белым» кенийцы относятся довольно настороженно – знают, почем от них фунт лиха! Но своего митрополита они просто обожают. И владыка Макарий отвечает им такой любовью и преданностью, что можно подивиться.

Интересно, что, соблюдая православные каноны, кенийцы в то же время славят Бога своим, «авторским» способом: после службы в храме они пляшут и поют песни, причем совсем не греческим распевом! Архиепископ Кении не остается в стороне – 64-летний Макарий…пританцовывает в такт музыки вместе со своими подопечными! Удивительно, но в этом не чувствуется никакого диссонанса, никакой неприемлемости.

По его словам, африканские племена не должны отказываться от своих традиционных танцев и песен в храме, ведь у каждого народа своя родная самобытная культура. Африканцы всегда крепко держались за свою общину, даже смешно представить себе их в роли индивидуалистов на западный манер. А вот соборная молитва, Литургия («общее дело» в переводе с греческого) – идеально встроились в традиционный уклад их жизни.

Совместное пение и танцы – это, должно быть, нагляднейшее проявление общинности и единодушия кенийцев: и в горе, и в радости, и на отдыхе, и перед работой африканцы на протяжении веков исполняли свои традиционные танцы под аккомпанемент барабанов и дружных голосов. Это их жизнь, душа этого народа. «Традиционное африканское соло» – это кажется абсурдом, а вот хор – совсем другое дело!

Так что во время богослужения поют не только на клиросе – подпевают все присутствующие. А после Литургии  никто по домам не спешит: прихожане с удовольствием остаются в храме, и даже не на «чаек с плюшками», а для того…чтобы танцевать и петь христианские гимны на народные мотивы. Причем вся прелесть (в хорошем смысле этого слова!) в том, что каждый раз кенийцы сочиняют новую песню. Дело нехитрое: большой фантазии и особого поэтического таланта не требуется. Принцип нам известен по нашим чукчам: «Что вижу – то пою». Например, так:

«К нам приехал наш Владыка,

Он нам показал путь ко Христу.

Владыка – Божий человек,

Мы все причастились сегодня святых Христовых Таин».

Вот такая наивная, почти детская радость, радость общения и радость веры!



Креститься…потому что кушать хочется?!

Основоположники Православной Церкви в Африке не стали повторять ошибок западных миссионеров, старавшихся перекроить африканцев на свой манер и вытравить без разбору местные обычаи и культуру. Справедливости ради надо сказать, что некоторые традиции «черного» континента совершенно законно вызывали содрогание цивилизованного мира. Но есть и другая сторона медали: даже в традиционных африканских верованиях встречаются моменты, поразительно сродные христианству. Например, история о том, что когда-то по земле ходил Сын Бога, но люди сделали Ему какое-то зло и Он вознесся на небо…

Наверное, можно утверждать, что именно Православие на этой земле превратило христианство из «религии колонизаторов» в близкую африканцам веру. Они привыкли несерьезно относиться к миссии: без зазрения совести крестились по нескольку раз то в той, то в другой конфессии – как отказаться, когда христианские проповедники за это кормят или дают какую-нибудь гуманитарную помощь? А тут вера стала не навязываемой, а своей, родной. Это их жизнь: как рассказывает владыка Макарий, Православие зачастую является семейной религией. «У одного священника-африканца в семье уже пять поколений православных, его бабушка крестилась в юности еще у покойного митрополита Николая (Абдалла) Аксумского».

И епископы уже давно свои, из местных жителей. Например, Георгий Кадуна – тот самый, брошенный в тюрьму во время освободительного движения. В 1973 году он стал первым «черным» епископом Кении. Тогда в стране было всего 13 приходов…

Если еще в начале прошлого века «белые» миссионеры в основном не рисковали заходить с проповедью в деревни и старались не покидать пределов городов, то сегодня именно в деревнях кенийцы массово принимают крещение – по 50, по 70 человек, всей общиной! На проповедь туда уже выходят не «белые» люди, а сами африканцы. Например, студенты Семинарии в Найроби поступают так каждую неделю: их обязанность – проповедовать Евангелие в соседних селениях.

Подарок президента

Откуда в Кении семинаристы?! Да, в Кении есть своя семинария, куда съезжаются учиться люди со всего континента. Огромная территория этого учебного заведения в Рируте, пригороде Найроби – это подарок первого кенийского президента Кениаты Православной церкви. Первый камень в основание семинарии заложил в 1971 году архиепископ Кипрский Макарий ΙΙΙ. Но разразившийся на Кипре в 1974 политический кризис, известный как путч «черных полковников» , задержал ее открытие. Окончания своих трудов владыке Макарию не суждено было увидеть: спустя несколько лет он отошел ко Господу на своей родной земле после инфаркта и был похоронен недалеко от монастыря Киккос, где еще будучи 13-летним мальчиком начинал свое служение.

А семинария была названа его именем и открыла свои двери для первых 12 учеников в 1982 году. Кстати, стараниями тоже иностранца – владыки Анастасия (Яннулатоса), нынешнего архиепископа Тираны и всея Албании, а тогда – местоблюстителя митрополичьей кафедры в Кении. Он был вдохновителем и организатором православного миссионерского движения в этой стране, потому духовная школа в Найроби – это, прежде всего, территория катехизаторов и миссионеров. Теперь Православие распространяют сами африканцы: практически все священники и катихизаторы митрополии – из местных жителей.

Преподаватели вместе со студентами уже перевели Священное Писание и богослужебные книги на 26 местных языков и продолжают работать над переводами: богослужения в православных церквях Кении проходят одновременно на двух языках — греческом и одном из местных диалектов.

Кроме того, что семинаристы каждую неделю ездят с проповедью по деревням, они привыкают проповедовать и в личном общении – родным, друзьям, знакомым. Один из выпускников, вернувшись после обучения в свой дом, в племя туркана, за год обратил ко Христу 156 человек!

Сейчас в Семинарии учатся около 70 студентов. Если раньше зачисляли имевших хотя бы начальное и неполное среднее образование, сейчас минимум – законченное среднее образование с минимальной отметкой «удовлетворительно». По окончании школы успешные студенты могут продолжить обучение за границей – в Америке или Греции



70 миссионеров на всю Африку

Что говорить, 70 миссионеров ежегодно на многомиллионную Африку – это, конечно, иголка в стоге сена: как и на заре христианства «жатвы много, а делателей мало». Но даже в этих условиях в священники рукополагают не кого попало. Кандидат должен пройти личную беседу с архиепископом; учитывается характер и устремления будущего «батюшки» и, увы, финансовое состояние прихода: сможет ли он содержать еще одного клирика?

Еще лет 40 назад священники вообще не получали жалование, им приходилось служить в старых, подержанных облачениях, а вместо ладана использовать смолу местных деревьев. Первые крохотные храмы не вмещали всех желающих, первые иконы были в основном бумажные, что делало их лакомой добычей насекомых.

Прошло каких-то полвека – и в Кении уже есть свои иконописцы, свои мастера по изготовлению священнических облачений! Кенийская церковь очень быстро развивалась: если раньше Православие было распространено только в западных и центральных провинциях страны, то сегодня – повсеместно. Даже среди живущих на юге Кении масаев – пожалуй, самого известного и воинственного восточноафриканского племени – существует несколько приходов, 4 из которых расположены у подножья горы Килиманджаро.

Почти как католики

Активности православных Кении может позавидовать. Одних объединений у них сколько: и Ассоциация православной молодежи, существующая аж с 1961 года, и Союз матерей, и Союз отцов (мирян), и Ассоциация матушек (жен священников), и епархиальные комитеты (собрание клириков без епископов). Для каждой группы проводятся свои образовательные семинары. Все взрослые проходят катехизическое просвещение – это строго обязательно.

Чем-чем, а обилием социальных проектов Православная Церковь Кении может поспорить даже с католиками. Образованию здесь уделяется невероятно много внимания: Православный педагогический колледж, курсы для преподавателей воскресных школ, школа медицинских сестер, благотворительный центр консультаций и исследований для больных ВИЧ, приюты и школы для детей-сирот – все это «цветет и пахнет». Прибавить к этому еще клинику и школу, в обязательном порядке возводимые при строительстве каждого из примерно 350 храмов и миссионерских центров Кении, и возникает вопрос: так ли уж обделены возможностями кенийцы?

Родина монашества…без монастырей

Есть чему поучиться! Но сказывается, конечно, отсутствие традиций. Во многом идиллическую картину существования Православной церкви в Кении стоит разбавить как минимум тем фактом, что зачастую понимание Православия у африканцев остается на поверхностном уровне. А в Африке, родине монашества, в 21 веке, увы, почти нет монастырей, а ведь они могли бы стать оплотом православной традиции и глубокой, мистической жизни. Хотя отдельные монахи в глубине «черного» континента все-таки встречаются: в семинарии Найроби есть один монах, афонские иноки трудятся в Заире, на Мадагаскаре преподает греческая монахиня, старенькая инокиня трудится в Бенине.

Насущная проблема – недостаток образованных священнослужителей, нехватка богослужебных книг, церковной утвари и облачений, которые иногда приходится переносить из прихода в приход. Но на это можно посмотреть и с другой стороны: производство их не поспевает за распространением Православия!

Наверное, не выезжая за пределы России, не знакомясь с Церквями древней Пентархии и другими братскими Церквями, невозможно понять, что вера Христова – поистине вера всех народов. В той же степени русская, в какой и греческая, и египетская, и кенийская. Православная Африка – кто бы мог подумать!.. Вот уж действительно «нет уже ни эллина, ни иудея…варвара, скифа…но все и во всем Христос».

 

 

Источник:  www.pravmir.ru

 

Добавить комментарий

Постулат: позиция администрации неприкосновенна.


Защитный код
Обновить