.. Новости Новости Вышли в свет «Записные книжки» епископа Варнавы (Беляева)

Внимание, откроется в новом окне. PDFПечатьE-mail

Вышли в свет «Записные книжки» епископа Варнавы (Беляева)

Презентация иллюстрированного издания «Дядя Коля» против…», посвященного анализу советской эпохи, прошла в Библиотеке-фонде «Русское Зарубежье».

30 лет назад началась работа над литературным наследием епископа Варнавы (Беляева; 1887-1963), особая часть которого, «Записные книжки», увидела свет в нынешнем году. О том, как удалось сохранить это наследие, о работе над ним, а также об уникальной судьбе самого епископа  рассказали 27 апреля на вечере в Библиотеке-фонде «Русское Зарубежье» составитель книги, историк и писатель Павел Проценко, дизайнер издания Борис Трофимов и директор издательства «Христианская библиотека» (Нижний Новгород) Вадим Матисов. На презентации книги «Дядя Коля» против… Записные книжки епископа Варнавы (Беляева). 1950-1960» были продемонстрированы фрагменты фильма – беседы с келейницей еп. Варнавы и хранительницей его архива инокиней Серафимой (Верой Васильевной Ловзанской; 1904-2000). В одном из залов БФРЗ открыта экспозиция, посвященная «Записным книжкам» епископа Варнавы.

Знакомство с архивом епископа для П. Проценко началось в Киеве в 80-е годы, в квартире инокини Серафимы, где перед исследователем впервые «открылся сундук», в котором, кроме рукописей, были фотографии, негативы, газетные вырезки, документы, реликвии. Кроме сундука были еще «железный чемодан», изготовленный специально для хранения рукописей в земле (рукописи пролежали в земле с 1928 по 1948 год), а также саквояж с двойным дном.

Обстоятельства, сопутствовавшие спасению архива, а также последующей работе над ним, исследователь творчества епископа называет «детективными»: ко времени начала работы над документами П.Проценко получил предупреждение от Киевского КГБ, затем последовали арест, изъятие части архива (который впоследствии был возвращен). В 90-е годы началось издание книг епископа Варнавы. К настоящему моменту уже изданы «Дар ученичества» (1993), «Основы искусства святости. Опыт изложения православной аскетики» (в 4-х томах; 1995-1998), «В Небесный Иерусалим. История одного побега: биография епископа Варнавы (Беляева)» и другие.

«Мы сразу решили издавать достойно», — так охарактеризовал принцип работы П. Проценко. Указания, как это надо делать, были найдены в записях самого епископа. «Достойно» — пояснил он, значит, «не замалчивать правду» и «издавать красиво». Поддержку изданию наследия подпольного епископа, «дяди Коли», оказали ныне покойные митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов), а также Патриарх Алексий II.

«Записные книжки» представляют собой 16 сшитых тетрадей. «Он поставил себе задачу: я делаю хронику этого времени. Что такое хроника? Действительность как она есть – с ее многоголосицей, разногласиями, но живыми голосами. Он видел, что действительность стала мертвой», — рассказал П. Проценко. Епископ Варнава создавал «макет позднего сталинизма», оставаясь гражданином старого мира  — мира, «который ушел». Епископ записывал мысли, разговоры людей, рассказы после допросов, «подшивал» фотографии, газетные вырезки, документы времени; приводил цитаты классиков марксизма-ленинизма. «Он не выносил вердикта, он просто описывал», — продолжил П. Проценко, отметив, что главное в «Записных книжках» – «острое чувство неприятия фальши». Епископ не скрывал, что любил старую Россию, что ценил «просвещенный христианский империализм» (государство, считающее себя христианским, помогает христианской миссии), и не скрывал того, что разочаровался в этом. Он понял, что «в условиях гонений это не работает, и надо искать что-то другое», отметил историк. Епископ понял, что в новой советской действительности «все, чем он жил, чем дышал, во что верил» оказалось никому не нужно. После лагеря и ссылки он не приближался к официальной церковной жизни. Он не служил Литургию, говоря, что сейчас «время скорби». Однако, умирая, велел своим духовным детям сообщить митрополиту, что «умер епископ»…

Дизайнер книги Борис Трофимов рассказал о том, какое впечатление произвело на него знакомство с «памяткой для художника», оставленной еп. Варнавой. Епископ размышлял о том, как должна выглядеть книга. Чтобы обратить внимание на значимые места или цитаты из Евангелия, с которым сегодня многие потеряли связь, достаточно по-другому набрать текст. Он оформлял свои рукописи. Активно занимавшийся фотографией, он оставил также рекомендации фотографу. По словам Б.Трофимова, это особое чувство – «работать с материалом, который пришел к тебе, не потеряв тепло рук его автора».

Доктор исторических наук, заведующий Центром религиозной литературы ВГБИЛ Евгений Рашковский в своем выступлении отметил, что епископ Варнава в «Записных книжках» предстает «не только как летописец», пассивно фиксирующий происходящее, он – «активный аналитик с мощной философской рефлексией».

В заключение Павел Проценко отметил, что епископ Варнава – «пример того, как человек может выстоять в эпоху гонений, и выстоять творчески». Сейчас можно наблюдать повышение интереса к его духовному опыту.

Как сообщается в биографическом очерке, Николай Никанорович Беляев родился в 1887 году в рабочее-крестьянской семье в с. Раменское Московской губернии. Окончил с золотой медалью гимназию, затем – Московскую духовную академию. В 1911 году принял монашеский постриг с именем Варнавы, был дружен с о. Павлом Флоренским. В 1920 году был хиротонисан во епископа Васильсурского, викария Нижегородской епархии. В 1922 году в знак протеста против советизации Церкви ушел с кафедры, представившись психически больным. Далее жил как частное лицо, работая над книгами и руководя небольшой общиной. В 1933 году был осужден по 58 статье УК РСФСР и приговорен к трем годам лагерей. После освобождения в 1936 году поселился в Томске вместе со своей духовной дочерью В.В. Ловзанской, выдававшей себя за племянницу. С этого времени превратился для окружающих в «дядю Колю». В 1948 году переехал в европейскую часть страны – сначала в г. Горький (Нижний Новгород), затем – в Киев.

«Записные книжки» охватывают период с 1950 по 1960-й год. Как отмечает в предисловии П.Проценко, в этой работе епископ Варнава «выносит безжалостный приговор утопической системе».

Благовест-Инфо